Зажгли на Новый год

Янв 1 2017
+
20
-

 

Продолжаю выкладывать на сайт интересные статьи из жж одного из ведущих российских историков авиации уважаемого Вячеслава Кондратьева.

Если бы кто-то решил провести конкурс на самый эффектный и зажигательный новогодний фейерверк, то, пожалуй, главным претендентом на победу стало бы командование Люфтваффе, организовавшее утром 1 января 1945 года массированный авиаудар по англо-американским аэродромам в Бельгии, Голландии и Франции. Расчет был на то, что после бурного празднования союзники вряд ли сумеют сохранить бдительность и боеспособность. Однако этот расчет не оправдался.

К концу декабря 1944 года немецкое контрнаступление в Арденнах, начатое двумя неделями ранее, стало выдыхаться. Авиация союзников обладала подавляющим численным перевесом и полным господством в воздухе. Под ее непрерывными ударами танковые и мотопехотные части Вермахта были вынуждены сперва замедлить темп наступления, а потом и вовсе остановиться, так и не решив поставленных задач. Чтобы переломить ситуацию, требовалось хотя бы на время вывести из игры англо-американские воздушные силы. Для этого была срочно разработана операция под кодовым названием "Боденплатте" (в переводе – "фундамент" или "опорная плита"), в ходе которой намечалось уничтожить вражескую авиацию на аэродромах или, по крайней мере, нанести ей такой урон, который заставят английские и американские ВВС резко снизить свою активность.

К операции привлекли всё, что смогли наскрести на Западном фронте – 1035 самолетов, в том числе 835 истребителей-бомбардировщиков. К тому времени немецкая штурмовая авиация испытывала острую нехватку летных кадров. Чтобы собрать необходимое количество экипажей, пришлось даже привлечь летчиков из эскадрилий ПВО, которых не учили бомбить, а также – инструкторов летных школ и недоучившихся курсантов, еще не прошедших штурманскую подготовку и не умевших ориентироваться на местности. Из этих курсантов сформировали группы, которым было приказано следовать в строю за лидером и бросать бомбы по его команде.

Операция готовилась в строжайшей тайне и это сыграло с немцами злую шутку, так как о "Боденплатте" не были предупреждены расчеты германской зенитной артиллерии, прикрывавшие стартовые позиции ракет V-2 в Голландии. Когда на рассвете зенитчики увидели приближение воздушной армады, они приняли ее за вражескую и открыли ураганный огонь. В результате было сбито, по разным данным, от 17 до 35 "Мессершмиттов" и "Фокке-Вульфов", еще несколько десятков машин получили повреждения. В общем, с самого начала всё пошло наперекосяк. К исходу пятого года войны немецкий "орднунг" уже трещал и разваливался, допуская подобные промахи.

Некоторые группы так и не нашли своих целей, из-за чего три из семнадцати намеченных к атаке аэродромов остались невредимыми, а еще три получили лишь незначительные повреждения. Несколько эскадр вышли на цель с опозданием, позволив союзникам поднять в воздух истребители. Вести воздушные бои с подвешенными бомбами немцы не могли и им приходилось либо прорываться, очертя голову, как камикадзе, либо поспешно избавляться от боевой нагрузки, не выполнив задачу. Впрочем, и в этом случае у пилотов-недоучек почти не было шансов против "Мустангов", "Спитфайров" и "Темпестов". Многие участники налета из-за неопытности оторвались от своих групп и попросту заблудились, выработали горючее и совершили вынужденные посадки где придется, зачастую – на вражеской территории.

Все это вместе взятое привело к тому, что результаты "Боденплатте" оказались для немцев катастрофичными. Некоторые из участвовавших в нем эскадр потеряли до половины летного состава, а общий безвозвратный урон составлял 274 самолета и 213 летчиков, из которых 143 человека погибли, а 70 попали в плен. Таких потерь за один день и в одной операции германская авиация не имела еще ни разу за всю войну. Особенно болезненной была гибель целого ряда опытных пилотов, вроде майора Гюнтера Шпехта – воздушного аса, имевшего на счету 34 воздушные победы, в том числе 11 сбитых "Летающих крепостей".

Союзники потеряли 305 самолетов различных типов, уничтоженных на земле, 15 истребителей, сбитых в воздушных боях, и еще шесть, разбившихся по техническим причинам, либо – из-за ошибок пилотирования. Это было менее трех процентов от общей численности англо-американских ВВС на Западноевропейском театре военных действий. Безвозвратные потери летного состава составляли всего 11 человек: девять англичан, один американец и один поляк. Таким образом, союзники потеряли больше техники – 326 машин против 274, но их потери в летных кадрах оказались в 25 раз меньше, чем у немцев. Такое соотношение означало, что операция "Боденплатте" потерпела полный крах, особенно с учетом десятикратного численного перевеса ВВС антигитлеровской коалиции на Западном фронте.

В итоге "Боденплатте" стала не опорной, а могильной плитой, накрывшей ударную авиацию Люфтваффе. Но прощальный салют получился впечатляющим.

Немецкие самолеты, принимавшие участие в операции "Боденплатте". Внизу – один из реактивных бомбардировщиков Арадо-234, нанесших утром 1 января 1945 года отвлекающий удар по городу Антверпен.

"Фокке-Вульфы" и "Мессершмитты" атакуют американский аэродром

Английские истребители-бомбардировщики "Тайфун", сгоревшие при штурмовке аэродрома "Эйдховен". Всего на этой авиабазе было уничтожено 26 "Тайфунов" и четыре истребителя "Спитфайр" в варианте фоторазведчика. Еще один "Спитфайр", успевший взлететь, погиб в воздушном бою с "Фокке-Вульфами". Атака "Эйдховена" – один из наиболее удачных для немцев эпизодов операции "Боденплатте". На большинстве других атакованных аэродромов потери союзников были гораздо меньше.

Два из двенадцати американских "Тандерболтов", сожженных на аэродроме "Метц-Фрескати"

Английский связной самолет Авро "Энсон", уничтоженный на аэродроме "Брюссель-Мельсброк"

Самолеты Люфтваффе, сбитые или совершившие вынужденные посадки на вражеской территории в ходе операции "Боденплатте"


источник: http://vikond65.livejournal.com/578343.html

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
NF's picture
Submitted by NF on Mon, 02/01/2017 - 16:20.

Ясно, что каковы бы ни были потери Люфтваффе в пилотах, это никак не могло бы сказаться на организации планирования в штабах.

 

Еще одна-две таких же "тщательно" спланированных операции и планировать то либо более с участием Люфтваффе уже не имело бы смысла по скольку Люфтваффе лишилось бы почти всех еще оставшихся опытных пилотов, а от спешно подготовленной молодежи толку было бы мало.

 

 К тому же надо учитывать, что по сути была предпринята ОДНА массированная атака, и еще неизвестно, каковы были бы потери янки, если бы немцы решили атаковать одни и те же аэродромы 2-3 раза (ну, как наши аэродромы 22 июня 1941-го).

 

Союзники подняли бы с других, не атакованных немцами аэродромов свои истребители и бомбардировщики и совершили бы ответный визит, а еще с помощью все тех же взлетевших с не атакованных и не обнаруженных не аэродромов самолетов создали бы в воздухе на подходах к аэродромам или вообще у линии фронта мощную завесу из истребителей и потери немцев в этом случае только расли бы, а эффективность повторных немецких ударов стала бы близкой к нулевой.

 

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Рейхс-маршал's picture
Submitted by Рейхс-маршал on Mon, 02/01/2017 - 18:14.

Еще одна-две таких же "тщательно" спланированных операции и планировать то либо более с участием Люфтваффе уже не имело бы смысла по скольку Люфтваффе лишилось бы почти всех еще оставшихся опытных пилотов, а от спешно подготовленной молодежи толку было бы мало.

Нет-нет, я имел в виду потери, понесенные ранее. До такой глупости, как в этой операции, нельзя было додуматься просто так.

Можно выстроить себе трон на штыках, но нельзя на него сесть!

NF's picture
Submitted by NF on Mon, 02/01/2017 - 22:38.

Нет-нет, я имел в виду потери, понесенные ранее. До такой глупости, как в этой операции, нельзя было додуматься просто так.

 

Даже в случае если первая волна немецких самолетов добьется успеха, далее для немцев все будет развиваться значительно хуже. Все равно союзники имели огромное превосходство в авиации и союзники смогут очень быстро принять соответствующие меры и сообщения о немецких самолетов будут поступать в центры управления ПВО уже при пересечении немецккими самолетами линии фронта и за этими самолетами соющники будут внимательно наблюдать и наведут на них свои истребители. А затем союзники быстро приведут в порядок свои ранее атакованные аэродромы расположенные по ближе к линии фронта и не дадут немцеам сильно разгуляться.

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Слащёв's picture
Submitted by Слащёв on Mon, 02/01/2017 - 16:10.

Операция "Боденплатте"  -   идиотская  акция спланированная идиотами.  Несколько лет войны могли бы убедить кого угодно, что сделанный из истребителя "истребитель-бомбардировщик" для штурмовки  защищённых зенитной артиллерией и пулемётами  объектов не предназначен, поскольку прекрасно сбивался заградительным огнём.  Идиотизм ситуации в том, что у Рейха кроме Запада  противник  ещё на Востоке  есть  - который большего внимания требовал. 

Даже такой неприязненно относящийся к нашей стране английский писатель как Энтони Бивор в книге "Падение Берлина"(где "два миллиона изнасилованных немок"), признал, что потеря Силезского промышленного района отразилась на планах производства вооружений сильнее, чем все бомбёжки союзников в течении нескольких лет до этого. И Шпеер после потери Силезии стал приветствовать своего главнокомандующего словами "война проиграна", поскольку все планы выпуска   оружия  полетели к  свинячим  чертям. 

"...В последней отчаянной попытке повернуть вспять "красный прилив" командование Люфтваффе в конце января и начале февраля 1945 года перебросили с Западного фронта на восток 650 истребителей. Общее их количество увеличилось до 850-900 машин, но всё равно этого было недостатчно, да и произошло слишком поздно. Советские ВВС росли намного быстрее и к тому времени имели в своём распоряжении 16000 боевых самолётов" ("Асы Люфтваффе" Майк Спик)

 Короче,      бОльшую часть из  уцелевшей в "Боденплатте"  авиационной группировки   перебросили   с Запада  на Восток  -  останавливать советское вторжение.  Получилось плохо. 

Слащёв

Рейхс-маршал's picture
Submitted by Рейхс-маршал on Mon, 02/01/2017 - 11:07.

В статье есть одна небольшая неточность: по ошибке немецкой артиллерией было сбито не "от 15 до 35", а 143 самолета, и сбиты они были по большей части на обратном пути, а не в начале полета (что вполне логично, так как союзники должны были бы осуществлять налеты не с востока, а с запада). Так что усилиями самих союзников было сбито 130-140 самолетов. Если учесть, что союзники могли тупо занизить свои потери, то чисто тактически немецкая атака не выглядит неудачной. К тому же надо учитывать, что по сути была предпринята ОДНА массированная атака, и еще неизвестно, каковы были бы потери янки, если бы немцы решили атаковать одни и те же аэродромы 2-3 раза (ну, как наши аэродромы 22 июня 1941-го).

Но представляет интерес тот факт, что

Операция готовилась в строжайшей тайне и это сыграло с немцами злую шутку, так как о "Боденплатте" не были предупреждены расчеты германской зенитной артиллерии, прикрывавшие стартовые позиции ракет V-2 в Голландии

Ясно, что каковы бы ни были потери Люфтваффе в пилотах, это никак не могло бы сказаться на организации планирования в штабах. Если неудачные действия ВВС РККА можно было бы объяснить неумением и отсутствием опыта, то про Люфтваффе такого сказать нельзя, даже с поправкой на высшую секретность, ибо немецкие генералы должны были осознавать последствия этой секретности.

Картина складывается однозначная: высшее немецкое командование своих пилотов сознательно подставило. Логика тут простая: чем больше потерь понесут Люфтваффе и чем меньше урона они нанесут союзникам, тем больше шансов, что союзники начнут наступление и захватят Германию раньше русских. Есть шанс, что в благодарность за это союзники не выдадут этих самых немецких генералов русским, чтобы не пришлось отвечать за свои преступления.

Можно выстроить себе трон на штыках, но нельзя на него сесть!