броненосец

Эскадренный броненосец «Ростислав» Часть 1

 

«Ростислав» – корабль нового в русском броненосном флоте типа и во многом – необычной судьбы. Одиночный по своей конструкции, он стал образцом для заимствования ряда принятых на нем технических решений в проектах других кораблей. Выпавший из всех видов классификации, он побудил судостроителей перейти к серийной постройке броненосных кораблей. Созданный для закрытого черноморского бассейна, «Ростислав» оказался единственным из тамошних броненосцев, который побывал на пороге Средиземноморья, представляя интересы Российской империи. Порождение технической близорукости, политической реакции и общественного застоя, корабль оказался в центре переломных периодов русской истории. В его судьбе причудливо сплелись драматические происшествия в дни мира, войны и революций, коллизии судеб экипажа, расколотого русской смутой, беспримерная служба в гражданской войне и символичная гибель в Керченском проливе под Андреевским флагом в 1920 году.

Одна мачта, одна труба, одна пушка – одно недоразумение. Эскадренный броненосец «Гангут»

 

День 12 июня 1897 года на Транзундском рейде начался как обычно. На кораблях Практической эскадры Балтийского флота в 5 часов утра сыграли побудку; уборка коек, умывание, молитва, завтрак, приборка шли своим размеренным порядком. Когда медь заблестела в лучах солнца, палубы были вымыты, снасти обтянуты, и началась подготовка к рабочему дню. Согласно расписанию занятий и учений кто-то готовился к постановке сетевых заграждений, кому-то выпала очередь свозить десант на берег. В 7 ч 15 мин эскадренный броненосец «Гангут» под флагом начальника эскадры вице-адмирала С. П. Тыртова снялся с якоря и направился в Выборгский залив на артиллерийские стрельбы.

Каждый год корабли эскадры занимались здесь боевой подготовкой. Район изучили до мелочей: низкие покрытые лесом берега, небольшие островки, спокойная в июне гладь залива, ни океанских приливов, ни отливов. Словом, тихий, райский уголок. К осени здесь уже неуютно, но к этому времени большинство судов эскадры, закончив кампанию, становится на зимовку в гаванях Кронштадта. Неудобство для плавания в этом районе доставляли лишь подводные камни. Последний раз промеры глубин выполнялись здесь в 1834 году, и не проходило кампании без посадок на мель или ударов о камни. К этому привыкли, впрочем после серьезной посадки на мель броненосца «Император Александр II» в 1895 году приняли решение произвести в шхерах гидрографическое траление. Его начали с выходных фарватеров из портов, и к 1897 году до района острова Рондо, куда направлялся «Гангут», очередь еще не дошла.

Эскадренный броненосец «Наварин»

 

Август 1881 года, Санкт-Петербург. Под председательством генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича работает Особое совещание, образованное указом императора Александра III. Перед управляющими министерствами Военным, Морским и Иностранных дел поставлена сложная задача: определить основы морской политики России и программу судостроения на ближайшие двадцать лет. Идет напряженная работа это диктуется сложностью военно-политической обстановки. На юге реальна угроза захвата Великобританией Босфора: английские войска уже бомбардировали Александрию и оккупировали Египет; на Дальнем Востоке назревающая война между Японией и Китаем грозит нарушить существующее равновесие. Недоброжелательная позиция Германии на Берлинском конгрессе 1878 года, где Россию лишили плодов ее победы над Турцией, и активный рост германского флота создали угрозу интересам Российской империи на западе. Требовалось иметь сильный военно-морской флот и хорошо оборудованные базы, а у России практически ничего этого нет, кроме нескольких мониторов на Балтике и двух «поповок» на юге. Работу но созданию флота приходилось начинать, можно сказать, с нуля.

Взгляд Василиска. 18.

Даже стоящие на больших кораблях мины, не всегда способны с одного удара отправить на дно крейсер или броненосец, что уж тут говорить об оружии маленьких катеров. Полученная пробоина была, конечно, серьезным ударом для «Ицукусимы», но отнюдь не смертельным. 

Эскадренный броненосец «Сисой Великий»

 

«Сисой Великий»... Среди броненосцев российского флота это имя упоминается не столь часто. Между тем проектирование и постройка корабля пришлись на тот период, когда определялись основные направления развития отечественного флота, а его служба окончилась в один из самых трагических дней – 15 мая 1905 года в Цусимском сражении.

Итак, шел 1890 год. На петербургских судостроительных заводах напряженно трудились. Половина срока, отпущенного на выполнение кораблестроительной программы, принятой в 1881 году, миновала, а из двенадцати броненосцев, которые требовалось построить для Балтийского флота к 1901 году, было закончено лишь два – «Император Александр II» и «Император Николай I», третий, «Гангут», находился в достройке, четвертый, «Наварин», готовился к спуску на воду. Началась подготовка к постройке пятого броненосца. В то время еще было неясно, по какому пути пойдет дальнейшее развитие этого класса кораблей: будут ли строиться броненосцы уменьшенного водоизмещения типа «Гангут» либо более крупные типа «Наварин», а может вообще не продолжать их строительство, а сосредоточить усилия на создании больших крейсеров? В морских кругах спорили о калибрах артиллерии, типах башенных установок, бронировании, механизмах и о многом другом. Неопределенность побудила Морской технический комитет (МТК) в сентябре 1890 года направить эскизный проект нового, пятого броненосца на отзыв нескольким известным адмиралам. При разработке этого проекта прототипом послужил броненосец «Император Александр II». При водоизмещении 8500 т и скорости 16 уз вооружение составляло уже три 305-мм орудия в барбетных установках, четыре 152-мм орудия в казематах и столько же 120-мм орудий на верхней палубе, шесть 47- и четыре 37-мм пушки; максимальная толщина поясной брони достигала 406 мм.

Эскадренный броненосец «Ретвизан»

 

«Ретвизан» (боевой клич – шведский) – шведский линейный корабль, захваченный в бою 26 июня 1790 г. Сохранившись в русском флоте, его название по традиции перешло к парусно-паровому линейному кораблю, а затем и к эскадренному броненосцу…

Мартовским днем 1898 г. в коридорах Главного Адмиралтейства появился заокеанский гость. М-р Чарльз Крамп, глава американской судостроительной фирмы «Вильям Крамп и сыновья», прибыл в Петербург с целью заполучить выгодный заказ на постройку ряда кораблей по только что принятой судостроительной программе. Не требовалось быть тонким дипломатом, чтобы понять: над просторами Тихого океана уже запахло порохом, и России, с ее недальновидной по отношению к Японии политикой, эти корабли, похоже, понадобятся, и очень скоро.

К истории создания броненосцев российского и японского флотов накануне войны 1904-1905 годов

 

В первой половине 90-х гг. XIX в. в российском флоте сформировались два подкласса броненосцев – эскадренные и береговой обороны. Лучшими из первых являлись корабли типа «Полтава» (проектное водоизмещение 10 960 т, вооружение 4×305-мм и 12×152-мм орудий), вторые были представлены броненосцами типа «Адмирал Сенявин» (4126 т, 4 254- и 4 120-мм орудия). Появление броненосцев береговой обороны, не предусмотренных 20-летней программой 1883 – 1902 гг., объяснялось стремлением руководителей морского ведомства к экономии, а также наличием подобных кораблей в составе германского и шведского флотов, считавшихся вероятными противниками на Балтике.

Очередная корректура двадцатилетней программы (1895 г.) произошла в связи с обострением обстановки на Дальнем Востоке, вызванным опасными для России успехами японского оружия в агрессивной войне с Китаем. Еще до начала японо-китайской войны 1894-1895 гг. Япония вступила на путь создания линейного флота, заказав в Англии два броненосца 1-го класса 

«наиболее сильного типа» [1].

Другие "бородинцы" - дешёвые броненосцы для ускоренной постройки.

       В 1898 году, во Франции был заказан броненосец "Цесаревич". Одновременно, было принято решение, строить в России серию броненосцев по немного изменённому проекту "Цесаревича". И если французский заказ, был несомненно положительным для военного флота России, то строительство большой серии ЭБР по французскому проекту в России, привёло, как к проигрышу будущей войны на море, так и к неудачному исходу всей Русско-японской войны.

Взгляд Василиска. 8

И снова первыми начали японцы. Кормовая башня «Ивате» развернулась в сторону идущего к ним вражеского корабля и дала залп, легший, впрочем, с большим перелетом. «Полтава» не отвечала, очевидно, имея намерение, подойти как можно ближе и расстрелять их в упор.

Самотопы

 

Учитывая маниакальную тягу коллег к броненосцам времен РЯВ, жуткое желание реванша, натягивание совы… заради постройки оных, сам вот заразился, однако…

Но мой подход, как всегда мой! В начале строительства флота Российской Империи вопрос стоял в основном об обороне, и тогда был выработан тип броненосца, хотя точней его назвать именно броненосцем береговой обороны – знаменитые Синоп и товарищи. Как я указывал в своем видении мира, они идеальны для наших условий, но только в обороне. Нормальный эскадренный бой, тем более с более многочисленным противником, для них уже будет фатальным. А вот в обороне за минными полями они очень хороши и решают все необходимые задачи!

http://alternathistory.com/zadachi-russkogo-flota-v-morskoi-voine