Каждой твари – минимум по паре, или «Ноев ковчег» адмирала Лихачева

Авг 17 2017
+
20
-

 

Представляю вашему вниманию очередной пассаж на тему развития Российского императорского флота в конце 19-го века. Данный текст, помимо личности главного героя, никоим образом не связан с культивируемым мной миром «Снов Великого князя». И вообще по сути своей носит откровенно хулиганский характер – и в плане манеры изложения, и в части используемой лексики, и по причине слабой его  проработки «в деталях» и охвата лишь «основной» части корабельного состава. А изначальный посыл здесь лишь один – сроки и место закладки (а точнее, фактического начала строительства) крупных кораблей, а также их число и тоннаж примерно соответствуют реальным. Итак, приступим…

Гибель в марте 1881 года от рук бомбистов Александра II и восшествие на престол его сына с тем же именем, но выросшим на единицу порядковым номером, неслабо всколыхнула правящие круги государства Российского. Сообразно вкусам и пристрастиям молодого  императора многие из прежних царедворцев и членов правительственных структур, не разделявшие политику новой правящей партии, вылетели из своих кресел с треском и прочими сопутствующими спецэффектами.

В числе таких нарвавшихся на оргвыводы в свой адрес оказался и дядя Александра III, а по совместительству также Великий князь и генерал-адмирал Константин Николаевич Романов. Племяш с дядькой давно уже были в контрах – то ли по причине либеральных заскоков господина К.Н. Романова, то ли из-за его хождений налево от законной супруги. Как бы там ни было, новообретенными полномочиями император в случае с дядей воспользовался на все сто. И помноженный на ноль – по его текущему политическому весу – Великий князь весь остаток своих дней прокуковал сугубо партикулярным лицом.

Впрочем, свято место, сообразно пословице, пустовало недолго. Новым генерал-адмиралом с подачи Александра III стал его родной братец – Великий князь Алексей Александрович.

Но один Великий князь не всегда является равноценной заменой другого. Вот и Алексей Александрович во флотских делах разбирался лишь самую малость поболее, чем известная животинка в цитрусовых. Но, право же, зачем же делать все самому, когда есть лица, тебе подчиненные?! Так что отдуваться за флот пришлось Морским министрам – сначала Пещурову, а потом и его сменщику Шестакову.

Иван Алексеевич Шестаков, откровенно говоря, по характеру был далеко не сахар и в общем-то та еще заноза в заднице для всех своих вышестоящих начальников. Но одного у него было не отнять – это пробивного характера, успешно соперничавшего по ударной силе с 12-дюймовками броненосца «Петр Великий». Данное качество оказалось весьма полезным, когда пришлось вытрясать из Минфина деньги на новую 20-летнюю кораблестроительную программу.

Однако тут все тот же горячий нрав и подвел Ивана Алексеевича. В мае 1882 года пожилого адмирала (месяцем ранее ему стукнуло 62) от непрекращающихся баталий с нытиком Бунге за каждую бюджетную копейку хватил удар – и откачать его доктора уже не смогли…

«Экий вы, батенька, несговорчивый, вон до чего человека довели своей скаредностью!» – задумчиво произнес участвовавший в обсуждении самодержец, когда эскулапы уволокли Шестакова на носилках. Пальцы императора, которого Бог силушкой ни разу не обидел, в это время небрежно комкали золотой червонец. А взгляд не оставлял сомнений в намерении проделать нечто подобное и с одним отдельно взятым министром финансов. Не страдавший отсутствием воображения Бунге как-то сразу сбледнул с лица и  выразил полную готовность инициативно отслюнявить родному и любимому флоту еще несколько миллионов полновесных рубликов сверх уже запрошенного. Округлив, так сказать, сумму до красивой цифры ровненько в четверть миллиарда – на всякие там непредвиденные нужды… «Ну ведь можешь же, когда захочешь!» – ласково молвил русский царь и, свернув из червонца розочку, воткнул ее в петлицу мундира Николая Христиановича. Бунге побледнел еще больше, хотя это казалось уже невозможным, суетливо откланялся, сославшись на дела, и тихо уполз в ближайшую ресторацию лечить расшатанные нервы «Шустовским».

Тем не менее, несмотря на решение проблемы с деньгами для флотских нужд, ребром встал еще один вопрос – кому теперь рулить Морским министерством на пару с Алексеем Александровичем (а вернее, де-факто вместо него)?

Выбор генерал-адмирала пал на Ивана Федоровича Лихачева, коего прежний главный морской начальник еще в 1867 году законопатил в почетную ссылку на должность морского агента в Англии и Франции. Ранее Лихачеву не в масть было работать совместно с Шестаковым, с которым он успел крепко поцапаться на почве взглядов на развитие флота. Но после смерти идеологического противника и повышения ставок с поста начальника МТК до должности Морского министра опального адмирала уже ничто не сдерживало от принятия великокняжеской пропозиции. И после получения императорского «одобрям-с» по своей персоне Иван Федорович уже в июне 1882 года с ближайшим поездом укатил из Парижа в стольный град Санкт-Петербург.

По прибытии к очередному месту службы Лихачев круто взялся за наведение порядка во вверенном ему министерстве. И сполна оправдал поговорку о метущей по-новому новой метле. Впрочем, и поводов к тому заведенные в морской епархии прежними начальниками порядки давали преизрядно…

К примеру, во время ознакомления с затеянной еще Поповым постройкой «Дмитрия Донского» и «Владимира Мономаха», над проектами которых успел некисло покуражиться также и Шестаков, Лихачев слегка фалломорфировал от того, сколь непохожими получаются эти формально однотипные крейсера. И постановил, что впредь однотипный корабль – это значит одинаковый во всем вплоть до крышки стульчака в матросском гальюне.

Впрочем, для крейсеров, которые по природе своей боевой работы суть индивидуалисты, однотипность была еще не так критична. А вот для вынужденных перемещаться в одной боевой линии броненосцев или действующих слаженными стаями миноносок – очень даже. Потому второй из ключевых посылов Лихачева был производным от первого и звучал так – с сего момента по возможности строим корабли не просто единообразно, но и достаточными для формирования однородных соединений сериями. Ну, или хотя бы парами. И, еще раз, фигней не страдаем и сначала тщательно продумываем, что хотим получить на выходе, а лишь потом начинаем строить, господа. А не устраиваем буйство идей и брызги фантазии на каждой отдельно взятой посудине уже в ходе ее сооружения. Что ни говори, но после пятнадцати лет наблюдений за лучшими зарубежными судостроительными практиками новый Морской министр ЗНАЛ, как все (ну, или почти все) делать ПРАВИЛЬНО…

Для «Дмитрия Донского» и «Владимира Мономаха» это вылилось в очередную, но уже окончательную экстренную переделку проектов. Ради нее строившийся ударными темпами «Мономах» даже пришлось задержать на стапеле. А «Донскому» править внутреннее расположение и обводы кормы под аналогичную «мономаховской» двухвинтовую схему. Но зато по завершении всех работ оба крейсера стали действительно одинаковыми, помимо равного числа движителей получив также увеличенную до дюймовой толщины броневую палубу и закрытую батарею с помещенными в нее 4-мя восьмидюймовками и 12-ю шестидюймовыми пушками.

Однако после трансформации «Донского» в двухвинтовой корабль идея лишь одного винта в умах отечественных адмиралов еще не издохла окончательно. И даже воплотилась в металле – причем в давно не виданной в родных пенатах крупной серии из четырех полностью стальных корветов, имеющих в качестве защиты лишь полуторадюймовую броневую палубу. Тут Лихачев все же пошел на поводу у коллективного разума, но как оказалось, зря. Правильнее было бы дождаться затеянного им сооружения опытового бассейна и с его помощью похоронить одновинтовую схему насовсем. Или хотя бы купить и хорошенько погонять на разных режимах как раз одновинтовой пароход Доброфлота «Ярославль», коий Лихачев, презрительно обфыркав за небоевые стати, приобретать отказался. Но к концу 1882 года стапели трех главных судостроительных предприятий на Балтике пустовали и взывали о заказах. А выделенные на флот деньги начинали все сильнее жечь руки…

Не сказать, что «Лейтенант Ильин», «Витязь», «Рында» и «Память Азова», первый из которых заложили в декабре 1882 года, а три оставшихся – в августе-октябре года следующего, вышли чем-то совсем уж из разряда «Фу, какая бяка!». В целом они были весьма пристойными и ладными корабликами в 4000 тонн в полном грузу, каждый из которых нес дюжину 28-калиберных шестидюймовок, столько же револьверных скорострелок и 4 минных аппарата.  Но главным их косяком оказалась скорость, не превышавшая в среднем 15 узлов («Донской» с «Мономахом», к примеру, выдавали на узел с четвертью больше). А ведь для этих современных корсаров, живущих по принципу «грохнул вражьего «купца» – жми быстрее от ловца», как раз умение быстро смыться с места преступления и было самым что ни на есть жизненно важным… Впрочем, тому виной мог быть не только единственный винт, но и снижение удельной мощности машин, на которое пошли, понадеявшись на увеличенное отношение длины кораблей к их ширине. Но особо разбираться с этим не стали, а впредь решили использовать машинные установки, как правило, не менее чем с двумя валами.

Однако то, что с корветами все получилось не совсем сахарно, удалось сполна компенсировать за счет новых броненосцев для Черного моря. Здесь тоже по наущению Лихачева сподобились на серию из четырех таких кораблей. Три из них – «Екатерина II», «Чесма» и «Синоп» – были заложены в мае 1883 года (первые два в Севастополе, последний – в Николаеве). А завершавший серию «Ростислав» был начат постройкой в декабре 1885 года, сразу после того, как единственный крупный стапель Николаевского адмиралтейства освободился от тушки «Синопа».

За краткость стапельного периода на николаевской верфи стоило благодарить опять же Морского министра. Насмотревшись, как шустро впахивает частный Балтийский завод, он с 1884 года начал внедрять аналогичные принципы работы и на казенных предприятиях. Но, увы, не все частники были одинаково полезны – и в Севастополе, где верфь была в пользовании РОПиТа, корабли сошли на воду лишь во второй половине 1886 года.

Зато в 1891 году, когда все они наконец-таки вступили в строй, стало нехорошо икаться и обитателям Стамбула, и надменным лордам британского Адмиралтейства. Беспокойство потенциального противника было вполне понятно. В то время броненосцам всех нормальных людей вполне хватало четырех монструозных хреновин главного калибра. Но эти чертовы русские умудрились впихнуть на свои новые броненосные лайбы аж по шесть таких 12-дюймовых дурынд длиной в 30 калибров в трех спаренных барбетах! Причем два из них воткнули побортно в носу – с прямым расчетом на жесткий махач в узостях черноморских проливов.

При этом, как позже выяснила взбудораженная разведка супостатов, пара русских инженеров, господа «Рассказофф» и «Стьепанофф», на стадии проектирования вообще замышляли корабли с ВОСЕМЬЮ пушками главного калибра! Но на подобные конструкторские изыски уже банально не хватило средств – новые броненосцы и так вышли куда дороже, чем изначально планировалось в программе.

Еще на этих кораблях в одиннадцать с четвертью тысяч тонн, выросших из проекта «Петра Великого», наличествовали перекрытый сверху бронепалубой полный пояс по ватерлинии толщиной до 14 дюймов и на трети длины корпуса – верхний пояс-бруствер, имевший 12-дюймовую бортовую броню. Той же толщины защиту получили и барбеты ГК – а сверху их, как и восьмерку новых 35-калиберных шестидюймовок с бортов, прикрывали тонкие, не свыше двух дюймов, противоосколочные плиты. Работающие на два вала машины обеспечивали броненосцам скорость около 15 узлов.

Однако же на Черном море, как и на Балтике, помимо броненосцев, требовались и крейсера – хотя бы парочка. Таковое количество этих кораблей Черноморский флот в итоге и получил. Причем проект их родился тоже не без приключений.

Как уже успел уяснить Лихачев, жить и работать, имея в начальниках Великого князя Алексея Александровича, было местами сложно. Но все же можно – особенно если вовремя сплавлять скучающего шефа на столь любимые им курорты французской Ривьеры. Ну и не забывать изредка подкидывать лоббируемым Великим князем заводам все тех же «лягушатников» куски от жирного пирога российских военных заказов.

Одним из таких кусков стал выданный Обществу Луарских заводов и верфей в сентябре 1885 года наряд на постройку бронепалубного крейсера для Черного моря. И французы не подкачали, добившись в проекте «Памяти Меркурия» того, что русские так и не осилили в корветах типа «Лейтенант Ильин» – а именно приличной скорости хода, на испытаниях достигшей без малого 19 узлов. Еще этот 3500-тонный крейсер, по передовой французской моде длинный и узкий, аки угорь, получил полуторадюймовую палубу со скосами к бортам и восемь шестидюймовок в качестве главного калибра. Правда, вооружение на нем появилось уже после прихода к месту службы – турки, как обычно, кочевряжились и не горели желанием пропускать русские боевые корабли через Босфор и Дарданеллы.

Дабы этому кораблику не скучно было рассекать по Черному морю в одиночестве, ему в пару уже на севастопольской верфи РОПиТа в августе 1886 года заложили однотипный крейсер «Капитан Сакен». В том была заслуга и наскипидаренных Лихачевым юристов Морского министерства, составивших договор так, чтобы всенепременно выцыганить у французов не только сам корабль, но и чертежи на него. «Капитан Сакен» на испытаниях малость уступил «старшему брату» в скорости, чуть-чуть не добив до 18 с половиной узлов – но и это было весьма кошерно.

А Лихачев между тем мутил в подчиненном ему министерстве всё новые перемены. И в этот раз он замахнулся на всю ведомственную структуру. Оная после его вмешательства, со скрипом, но одобренного генерал-адмиралом, с 1885 года изрядно преобразилась. И, за вычетом обеспечивающих подразделений, надолго стала представлена тремя таким основными столпами, как Морской генеральный штаб, Главное управление кораблестроения и Управление портов и снабжения.

В этой несвятой троице МГШ (любимое, кстати, детище Ивана Федоровича) отвечал за управление флотом «в боях и в походе», формирование стратегии его развития, научные изыскания и разведку. ГУК, вобравший в себя прежний МТК и часть хозяйственных служб, вел все вопросы, связанные с проектированием и строительством кораблей – как сугубо технические, так и организационные и финансовые. А УПС заведовало портовым хозяйством, судоремонтом и вопросами обеспечения флота и Морского министерства всем необходимым, включая в том числе и людские ресурсы.

Именно творением специалистов обновленного проектного отдела ГУК стали два корабля нового для русского флота типа – минные транспорты «Алеут» и «Монгугай» для нужд Дальнего Востока. Один из них с августа 1885 года начал строить Балтийский завод. Второй отдали зарубежному подрядчику – Ньюландскому заводу из норвежской Христиании. Эти тысячетонные посудины, внешне смахивавшие скорее на грузовые шхуны, тем не менее, несли на борту восемь 47-мм и 37-мм скорострелок и полторы сотни мин каждый. В придачу они оказались еще и достаточно резвыми, выдав на мерной миле при 1500-сильной машине около 15 узлов.

А вот с первой парой «программных» броненосцев для Балтики технических заморочек было не в пример больше. Соответственно, и проектировались они по-прежнему широким кругом «неравнодушных» граждан, или, вернее, господ инженеров и морских военачальников. И при этом, в отличие от черноморских броненосцев, свою родословную вели от «Донского» с «Мономахом» и их еще более ранних предшественников. Да и были они по сути именно броненосными крейсерами-переростками – что, в принципе, было логично в свете взглядов на бытовавшую тогда тактику использования Балтийского флота.

Уже введенный в строй опытовый бассейн дал возможность вдоволь поизгаляться с моделями над наиболее оптимальной формой корпуса будущих броненосцев. Ну, и результаты вышли соответствующие. Новые корабли получились, может, и мелкими, всего 8000 тонн в полном грузу, зато по-крейсерски шустрыми – аж до 16,6 узла в пике у строившегося Новым адмиралтейством с ноября 1885 года «Императора Николая I». А вот однотипный «Император Александр II» авторства Балтийского завода, начатый постройкой почти на полтора года раньше, как ни пыхтел и ни тужился на приемных испытаниях, все же продул собрату две десятых узла.

Платой за скорость и миниатюрность стала защита корпуса, состоявшая только из полного пояса по ватерлинии толщиной до 12 дюймов и положенной поверх него броневой палубы. А также артиллерия, главный калибр которой составили четыре всего лишь девятидюймовые 35-калиберные пушки в двух разнесенных в оконечности двухорудийных барбетах. Аккомпанировали им 10 шестидюймовок в батарее с полуторадюймовой противоосколочной броней, 16 малокалиберных пушек и 4 минных аппарата.

Единственной крупной посудиной, заложенной по заказу Морского министерства в 1887 году, стала новая императорская яхта, прокликанная «Полярной звездой». Звездой она действительно оказалась еще той – при водоизмещении в 4000 с лишним тонн выдала на испытаниях почти 19 с половиной узлов, что было в пору доброму крейсеру. Если бы не одно «но» – то, что брони яхта была лишена от слова «совсем», а из артиллерии несла лишь шесть салютных 47-миллиметровок. Но при этом богатого убранства и прочих красивостей и излишеств для надежного ублажения царской четы и их сородичей на ней имелось в достатке, да... Пытавшегося навернуть на яхту еще хоть сколько-то боевых прибамбасов Лихачева его высокородный шеф в этот раз откровенно послал лесом – и Иван Федорович, плюнув с досады, не стал зазря нарываться. В великосветских маневрах он уже малость поднаторел и чуйку на то, что делать можно, а чего не следует, вполне себе выработал.

Отыграться Лихачеву удалось в следующие два года, когда для Балтийского флота начали строить очередные два крейсера и два броненосца, а еще пару броненосцев – для Черного моря.

На эти корабли удалось пропихнуть очередные новшества, такие, как шестидюймовые скорострелки на бездымном порохе у крейсеров и сталеникелевая броня вместо «компаунда» у черноморской пары броненосцев. Но если новый тип брони был явной победой Морского министра, то избрание Великим князем для вооружения русского флота пушек французского инженера Канэ – оч-чень уж подозрительно спешное, да еще и без сравнительных испытаний с образцами Круппа или Армстронга – стало для Ивана Федоровича очередным плевком в душу.

Впрочем, будучи не в силах повлиять на сделанный Алексеем Александровичем выбор, Лихачев уже потом не пожалел времени и средств на полноценные измывательства над орудиями этой системы. Что, кстати, позволило выявить такие нехорошие вещи, как слабость подкреплений палуб под эти пушки и их подъемных дуг. Попутно Иван Федорович слегка прищемил «эго» главному на тот момент по морской артиллерии Степану Осиповичу Макарову. Нет, его бронебойный колпачок он всецело одобрил. Но вот идею с исключительно легкими бронебойными снарядами забраковал. И постановил как минимум четверть боезапаса продолжать резервировать за снарядами тяжелыми – как было сказано в соответствующей бумаге, «для стрельбы по береговым укреплениям и палубам кораблей противника».

Еще за одну беду с новыми снарядами – «тугость» их взрывателей, из-за чего они взрывались сугубо через два раза на третий – отхватил (и отнюдь не пряников) Бринк. Впрочем, стоит отметить, что уязвленный Антон Францевич, поднатужившись, довольно шустро исправил все те непотребства, что успел учудить. И впредь отечественные снаряды срабатывали на цели уже исправно.

А вот с чем не свезло русскому флоту по части новой артиллерии, так это с тонкостенными фугасами фабрики Рудницкого. Да, эффективность они имели впечатляющую. Но при виде ценника на них сидящее в каждом из нас земноводное ощутимо придавило и Лихачева. Все, на что зеленая пупырчатая тварь подписала баланс Ивану Федоровичу – это закупка малых партий сей новинки сугубо для поддержания производства.

Впрочем, это все случилось уже несколькими годами позже. А пока же в октябре 1888 года на стапелях Галерного острова и Нового адмиралтейства начали воздвигать «Гангут» и «Наварин» – так обозвали очередные броненосцы для Балтики.

Четверка черноморских «трехглавых чудищ» проделала изрядную брешь в бюджете Морского министерства. И до выбивания из Минфина очередных кредитов приходилось временно пробавляться броненосцами меньших размеров. Вот и проект «Гангута» оказался чем-то средним между «Екатериной II» и «Императором Александром II» – 9500 тонн водоизмещения, 15 узлов хода и четыре двенадцатидюймовки в двух барбетах с утолщенными до пяти дюймов на боках коническими куполами над ними. При этом орудия главного калибра стали уже 35-калиберными, а за счет применения неполного пояса по ватерлинии длиной около двух третей корпуса удалось прикрыть пятью дюймами брони и батарею из полудюжины шестидюймовок.

Постройку однотипных с «балтийцами» черноморских «Двенадцати Апостолов» и «Георгия Победоносца», заложенных в марте 1889 года, уже традиционно поделили между севастопольскими и николаевскими корабелами. Но, как уже было сказано, после принятого в 1890 году решения о переходе на сталеникелевую броню одели эти корабли в одежки, скроенные именно из нее.

Ну а двум очередным балтийским броненосным крейсерам, «Адмиралу Корнилову» и «Адмиралу Нахимову» (чуть больше 6600 тонн и около 17 с половиной узлов хода), начатым постройкой в июне 1889 года, с новой броней, увы, не подфартило. Для их полного пояса по ватерлинии уже успели заказать старый и понемногу перестающий быть добрым «компаунд».

Зато к финалу их строительства подоспели шестидюймовые 45-калиберные скорострелки Канэ. Которые в итоге и разместили на этих кораблях в закрытой батарее в количестве 8 штук – вместо десятка планировавшихся изначально орудий прежней, 35-калиберной модели. А вот четыре 8-дюймовки, перенесенные на верхнюю палубу и прикрытые щитами, были длиной в 35 калибров и на дымном порохе. Конечно, Бринк чего-то там уже начал мудрить с новой пушкой калибром 8 дюймов, но до ее появления было еще как пешим ходом до спутника Земли… А если точнее, то до 1900 года, когда запас изготовленных стволов новой артсистемы позволил сменить на обоих «адмиралах» четверку старых орудий двумя современными. Их воткнули погонно и ретирадно по центру палубы на баке и юте одновременно с секвестированием рангоута, шибко «богатого» на данных крейсерах по меркам конца 19-го века.

1890 год обогатил российский флот закладкой лишь двух канонерок – «для защиты мелководных прибережий». Ранее при Лихачеве канлодки уже строились – четверка для Балтики в 1884–1885 годах и аж полдюжины для Черного моря в 1886. Незначительно различаясь размерами и скоростью, все они несли по паре восьмидюймовых пушек и 4-6 старых 107-миллиметровок, но из средств защиты получили только полудюймовую палубу. В отличие от них, «Отважный» и «Храбрый» при водоизмещении, выросшем до 1750 тонн, имели пояс из сталеникелевой брони длиной в три четверти корпуса и толщиной до 5 дюймов и усиленную до дюйма над поясом и полутора дюймов вне его броневую палубу. Скорость их составила около 14,5 узла, а вооружение включало все те же две 35-калиберных восьмидюймовки, восемь малокалиберных пушек (от архаичных 4,2-дюймовок наконец открестились) и двух минных аппарата. Но куда больше удалось сделать за 1891–1892 годы…

Во-первых, Лихачев замахнулся на серию аж из шести однотипных броненосцев – сообразно количеству выгрызенных, наконец, у Министерства финансов денюжек.  И на этих кораблях проектанты, уже не скованные (ну, почти…) финансовыми ограничениями, развернулись во всю ширь.

Внешне очередные «армадиллы» (черноморские «Три Святителя» и «Князь Потемкин-Таврический» и балтийские «Сисой Великий», «Петропавловск», «Севастополь» и «Полтава») вполне соответствовали уже сложившемуся русскому канону – гладкопалубный корпус, две трубы и четверка орудий ГК в двух установках по носу и корме. Но главный калибр наконец-то перекочевал в полноценные башни, причем уравновешенные, и был представлен новыми 40-калиберными 12-дюймовками на бездымном порохе. Роль средней артиллерии выполнял десяток шестидюймовок Канэ в общем каземате с разделительными противоосколочными переборками. Противоминный калибр вырос в числе до 36 пушек. Водоизмещение же их превысило 11 с половиной тысяч тонн, а скорость достигла 16–16,5 узла.

Занятно, что оба черноморских броненосца, заложенные чуть позже «балтийцев», в самом конце 1892 года, опять объегорили своих «сородичей» по части защиты. Из-за загруженности отечественных заводов им досталась не сталеникелевая, а более прочная гарвеевская броня – ею по сходной цене затарились в САСШ. Однако на них же  строительство броненосцев для Черного моря на время прервалось – план по их численности, заложенный еще в 1882 году, был уже де-факто выполнен.

Во-вторых, еще три корабля в означенный период подогнали русскому флоту закордонные верфи. Так, шведское АО «Мотала» в 1891 году начало сооружать минные транспорты «Буг» и «Дунай» для Черного моря. А датской «Бурмейстер ог вайн» в 1892 году обломился заказец на очередную императорскую яхту, названную «Штандартом».

Полуторатысячетонные минные транспорты полузла уступили предшественникам типа «Алеут» в скорости, зато мин несли в три раза больше – 450 штук. А «Штандарт» просто стал самым здоровым и самым бойким «прогулочным катером» из числящихся на балансе Морского министерства – пять с половиной тысяч тонн водоизмещения и 22 узла на мерной миле. И опять – почти без вооружения (не считать же всерьез таковым 8 никелированных салютных пушчонок?!) и совсем без защиты.

1893–1894 годы привнесли кое-что новое в конструктивные типы русских кораблей. Так, пару новых броненосных крейсеров для Балтики («Россия» и «Рюрик») в сравнении с предками разнесло, как на дрожжах – почти десяток тысяч тонн водоизмещения, 19 узлов, 4 наконец-то допиленных Бринком новых 45-калиберных восьмидюймовки и 10 шестидюймовок Канэ. Батарея СК на них обрела уже противоснарядное бронирование, а главный калибр смогли упихать в башенные установки. Правда, изготовитель – Обуховский завод – с эксплуатационной надежностью и удобством обслуживания новых башен, увы, малость налажал.

А вот очередные два балтийских броненосца, «Адмирал Ушаков» и «Адмирал Сенявин», наоборот, прилично усохли, имея лишь чуть более 5000 тонн – ибо числились они по проекту кораблями сугубо береговой обороны. Скорость они тоже имели вполне умеренную, 15 с четвертью узлов – зато несли на поясе до десяти дюймов гарвеевской брони и имели главным калибром четверку новых десятидюймовок, подпертых шестью 120-миллиметровками Канэ.

При этом их главные пушки, которые флотские мудрили на пару с армейцами, так сказать, имели нюансы. А именно на них – в отличие от прочих артсистем Российского императорского флота – Лихачев решил опробовать единый снаряд промежуточной массы между легкими и тяжелыми. И после того, как разобрались с конструкцией самого орудия, в первом варианте по опыту стрельб показавшего себя явно переоблегченным, результат нововведения сочли вполне удачным. И стали по мере поступления финансов распространять его и на прочие калибры.

1895 год принес морякам в целом и Лихачеву в частности новый головняк. Очередной российский престолоблюститель, Николай II, будучи еще зелен и горяч, взбрыкнул возрастными гормонами. И, не слушая разумных советчиков, на пару с немцами и французами отжал у японцев Ляодунский полуостров, который те уже числили своим законным трофеем по итогам победоносной войны с Китаем. Ну что тут скажешь, отомстил за давний удар саблей по бестолковке во время визита в Японию, ага. Но самураи затаили злобу и с английской помощью начали активно наращивать свой флот – в явном расчете на реванш.

Русским приходилось соответствовать и плодить положенное число боевых единиц в ответ на японские. Этим, собственно, также объяснялся временный перерыв в дальнейшем строительстве крупных кораблей для Черноморского флота. Ибо их, увы и ах, нельзя было вытащить на подмогу флоту Балтийскому, из коего, собственно, и формировались тихоокеанские эскадры.

При этом отечественное кораблестроение периода 1895–1896 годов ознаменовалось интересом к характерной для немецкой школы трехвинтовой схеме. Впрочем, «Гиляк» и «Хивинец», пара новых небольших канонерок, рассчитанных на стационерскую службу, несла вполне традиционную пару винтов. Да еще и помещенную в туннели на корпусе – чтоб без проблем шастать по мелководью.

Зато два новых балтийских броненосных корабля, «Пересвет» и «Громобой», заложенные в 1895 году на Балтийском заводе и в Новом адмиралтействе, имели как раз три винта. А вот с классификацией сих посудин определились не сразу. По бумагам это были быстроходные броненосцы с облегченной 10-дюймовой артиллерией главного калибра, этакие наследники «Императора Александра II» и «Императора Николая I», после достройки ставшие неплохим ответом на японскую «Асаму» сотоварищи. Но как раз из-за главной артиллерии и довольно высокой скорости (18,87 и 18,64 узла) уже в других бумагах их порой обзывали и броненосными крейсерами – что было все же довольно странно для кораблей в 15 тысяч тонн, до какового размера на то время отъедался не всякий броненосец…

Трехвинтовыми являлись и два бронепалубных крейсера отечественной постройки – «Паллада» и «Аврора». Эти корабли водоизмещением в 6 с небольшим тысяч тонн с главным калибром из 8 шестидюймовок первыми из крупных боевых единиц русского флота наконец-то осилили 20-узловый рубеж. Ну, как осилили – достигли, и то хлеб. Зато они же заимели приятственные новинки по части защиты – крупповскую броню для боевой рубки и экстрамягкую хромоникелевую для броневой палубы.

Впрочем, параллельный заказ у французов крейсера с аналогичными габаритами и вооружением, но с двумя винтами, показал, что ухищрения с числом движителей тоже не всегда на пользу. Ибо «Светлана», бывшая по совместительству еще и яхтой для генерал-адмирала, спокойно выдала те же самые 20 узлов. Взвесив все плюсы и минусы обоих проектов новых крейсеров, еще один корабль, «Диану», по французскому образцу (разве что без всяких барских финтифлюшек) заказали датчанам из «Бурмейстер ог вайн». Матушка правящего государя-императора старалась не обделять промышленников своей исторической родины…

Отмеренные царем в 1897 году на экстренное развитие флота в свете растущей японской угрозы 90 миллионов рублей позволили Морскому министерству замахнуться уже, почитай, на цельную эскадру.

Прежде всего, этот год стал урожайным для американских коммерсантов. Господин Крамп благодаря своей настырности и опыту возглавляемой им фирмы смог отхватить заказ аж на пару броненосцев собственной конструкции. Хоть они были и помельче «Пересвета» и «Громобоя», но в плане сугубо боевых качеств могли дать им изрядную фору. Уступая в скорости «броненосцам-крейсерам» всего полузла, они несли четыре полноценные двенадцатидюймовки, по дюжине 152-мм и 75-мм пушек и крупповскую броню вместо гарвеевской, к тому же размещенную более рационально. Да и построены были весьма споро, успешно пройдя приемные испытания уже к концу 1901 года.

Проект «Ретвизана» и «Победы», как назвали новые корабли, настолько понравился Лихачеву (кстати, знатно погавкавшемуся с Крампом за отдельные его элементы), что в 1898 году был без изменений воспроизведен на российских заводах в количестве еще пары единиц. «Русским американцам» при закладке присвоили наименования «Ослябя» и «Генерал-адмирал Апраксин». В строй они вошли в конце 1902 – начале 1903 годов. К тому времени усилиями Лихачева, железной дланью каравшего за проволочки, пять лет для строительства броненосца на отечественных верфях были уже вполне нормальным сроком – а Балтийский завод, как это было и в случае с «Ослябей»,  умудрялся порой укладываться и в четыре.

Еще стараниями «балтийцев» флот обогатился на два отличных «эскадренных» минных заградителя. Причем стапельный период «Амура» удалось провернуть всего за полгода, освободив место для его «братки» «Енисея» в том же 1898 году. Новые минзаги были уже почти крейсерами – 2500 тонн водоизмещения, 18 узлов хода и броневая палуба над котлами и машинами. А в качестве вооружения несли пару 120-миллиметровок, шесть орудий калибром помельче, ну и, само собой, четыре с половиной сотни мин.

Отпущенных денег хватило и на новые крейсера. И все они в этот раз были продукцией закордонных фирм.

Для начала германский «Вулкан» в конкурентной борьбе уделал фирмы Круппа и Шихау. И в 1898 году получил заказ на два своеобразных «недоброненосных» крейсера, выросших из проекта японского «Якумо» и подправленных русскими сообразно их вкусам. «Аскольд» и «Богатырь» при водоизмещении в 7500 тонн развивали 22,7–22,8 узла. При этом бортовой брони на них не имелось вовсе – зато все 12 шестидюймовок упаковали в двухорудийные башни, хорошо защищенные от типовых снарядов пушек потенциальных вражин.

Еще за пару крейсеров спасибо стоило сказать Франции. Аналогичные по составу вооружения «Аскольду» и «Богатырю» четырехтрубные щеголи «Варяг» и «Баян» были на 750 тонн легче «немцев», но и скорость показали на узел больше. Платой за это стала защита их главной артиллерии, сведенная лишь к противоосколочным щитам.

В 1899 году удача все же улыбнулась немцам из Шихау, ранее зарекомендовавшим себя как поставщики одних из лучших миноносцев для русского флота. Проект их быстроходного крейсера 2 ранга по сути и был миноносцем-переростком, этаким «чехлом для машин», как его метко окрестили представители русского заказчика. И скорость «Новик» и «Боярин» выдали почти миноносную – 24 узла. Причем немцы могли бы замахнуться и на большее, если бы не переделки проекта по требованию русской стороны – усиление корпуса, увеличение толщины брони палубы и добавление еще одной мачты.

А вот стартовавший в 1899 году проект новых броненосцев для Дальнего Востока был детищем новой структуры, задуманной Лихачевым. Морского министра уже реально притомило все то многообразие отечественных проектных предложений, представлявшихся на рассмотрение при каждом очередном конкурсе и при этом отличавшихся лишь на уровне «плюс пушка – минус дюйм брони». Ах, да, еще имена авторов проектов менялись… Поэтому проектные отделы Балтийского  и Адмиралтейского заводов были в приказном порядке слиты в объединенное «проекционное бюро», территориально дислоцировавшееся у «балтийцев». К тому предрасполагала и сама организация работы этих предприятий, к рассматриваемому времени уже заимевших единое правление.

Первой серьезной задачей для бюро стала переработка выкупленного у Лаганя за сто тысяч рублей весьма прогрессивного проекта броненосца. Генерал-адмирал по давней любви к Франции думал заказать у нее и сам этот корабль. Но Лихачеву, к счастью, удалось уболтать шефа с броненосцем ограничиться покупкой одних чертежей. А в качестве более-менее равноценной замены отдать французам наряд на второй из крейсеров типа «Варяг» и еще какое-то количество новых эскадренных миноносцев. Которые, к слову сказать, под зорким оком  Ивана Федоровича вымахали с ранних 60–70 тонн до 300–450, развивали скорость 26–29 узлов, несли на борту от двух до четырех 75-миллиметровок, столько же минных аппаратов калибром 15–18 дюймов, пару-другую пулеметов и уже начинали оснащаться радиосвязью.

Впрочем, вернемся к броненосцу. Рожденный передовой французской мыслью проект нативно имел два полных броневых пояса, продольную противоминную переборку и башенное размещение главной и средней артиллерии. В ходе доработки все это было сохранено, хотя ранее в проекте «Ретвизана» слишком тонким верхним поясом в оконечностях русские поступились в пользу четырехдюймовой брони по ватерлинии – но у французов и верхний пояс на концах изначально был толщиной в 100–120 мм. Зато благополучно похерили такие традиционные и весьма сомнительные французские черты, как развесистые боевые марсы и втиснутые чуть ли не на фор- и ахтерштевни башни ГК. И добавили малость своего национального опыта – вроде защиты броней орудий ПМК, перенесенных к тому же на палубу выше, измененной конструкции сопряжения противоминной переборки и нижней палубы и слитых в один верхнего и нижнего броневых поясов. А еще с «Ретвизана» перенесли идею равной по толщине поясной брони для защиты погребов ГК и машинно-котельной установки. Все это дало на выходе настоящий корабль-конфетку. А точнее, четыре таких кондитерских изделия.

«Цесаревич», «Бородино», «Император Александр III» и «Орел», как назвали новые броненосцы, закладывались в 1899–1900 годах, а в строй первый и третий из них вошли к июню 1903 года, поспев в том же году к будущему месту службы. Задержка с еще двумя объяснялась исключительно состоянием финансов. Ибо до фига деньжищ на тот период пришлось вбухать в реконструкцию Порт-Артура и Владивостока – дноуглубительные работы и строительство дока для броненосцев в первом и нормальный судоремонтный завод во втором.

Впрочем, для того, чтобы отбить у самураев охоту повоевать, хватило и этой пары. Япония, все военные приготовления которой должны были завершиться лишь к концу 1903 – началу 1904 года, недооценила усилия противника по морской части, главным «виновником» которых был русский Морской министр. И к означенному времени оказалась перед русской Тихоокеанской эскадрой, имевшей 10 броненосцев, 6 броненосных и 8 бронепалубных крейсеров и преизрядную шоблу аккомпанирующей им мелочи (включая две современные 150-тонные подлодки – Лихачев не чурался технических новинок). Переть дуром на такое количество русской посуды Ямамото в секретном приказе запретил под страхом харакири – и япошки сдулись. Дальше дело было уже за дипломатами обеих сторон…

 

Минск, 2017 г.

 

Краткие ТТХ кораблей в описываемом мире и их соотнесение с реально построенными

 

1. Реальность:

1880 г. – БрКР «Дмитрий Донской»;

1881 г. – БрКР «Владимир Мономах».

Альтернатива:

1880–1881 гг.:

2 БрКР («Дмитрий Донской», «Владимир Мономах») – 5750/6250 т, 2 винта, 2 трубы, 7500 л.с., 16,25 уз, броня компаунд, полный пояс по ВЛ – 152–102, палуба – 25, боевая рубка – 51/25, 4-203×30, 12-152×28, 8-47 (пятиств.), 8-37 (пятиств.), 2-63,5-мм десантных, 4 – 381-мм т.а. (8 торпед), 30 мин.

2. Реальность:

1882 г. – ВКР «Память Меркурия» (куплен);

1883 г. – БпКР «Витязь» и «Рында», БрКР «Адмирал Нахимов», ЭБР «Екатерина II», «Чесма», «Синоп», «Император Александр II», КЛ «Бобр» и «Сивуч».

Альтернатива:

1882–1883 гг.:

3 ЭБР («Екатерина II», «Чесма», «Синоп») – 11 000/11 250 т, 2 винта, 2 трубы, 9000 л.с., 15,0 уз, броня компаунд, полный пояс по ВЛ – 356-152, верхний пояс (35 %) – 305 с траверзами – 229, палуба – 63,5, барбеты ГК – 305/51 (прикрытие), казематы СК – 38-12,7, боевая рубка – 203/51, 6-305×30, 8-152×35, 8-47 (пятиств.), 8-37 (пятиств.), 2-63,5-мм десантных, 4 – 381-мм т.а. (12 торпед), 60 мин;

4 БпКР («Лейтенант Ильин», «Витязь», «Рында», «Память Азова») – 3750/4000 т, 1 винт, 2 трубы, 4000 л.с., 15,0 уз, броня стальная, палуба – 38, 12-152×28, 8-47 (пятиств.), 4-37 (пятиств.), 1-63,5-мм десантная, 4 – 381-мм т.а. (8 торпед).

3. Реальность:

1884 г. ---;

1885 г. – БпКР «Адмирал Корнилов», МКР «Лейтенант Ильин», МТР «Алеут», КЛ «Кореец» и «Манджур».

Альтернатива:

1884–1885 гг.:

1 ЭБР («Ростислав») – 11 000/11 250 т, 2 винта, 2 трубы, 9000 л.с., 15,0 уз, броня компаунд, полный пояс по ВЛ – 356-152, верхний пояс (35 %) – 305 с траверзами – 229, палуба – 63,5, барбеты ГК – 305/51 (прикрытие), казематы СК – 38–12,7, боевая рубка – 203/51, 6-305×30, 8-152×35, 8-47 (пятиств.), 8-37 (пятиств.), 2-63,5-мм десантных, 4 – 381-мм т.а. (12 торпед), 60 мин;

2 ЭБР («Император Александр II», «Император Николай I») – 7625/8000 т, 2 винта, 2 трубы, 7500 л.с., 16,5 уз, броня компаунд, полный пояс по ВЛ – 305–102, палуба –51–63,5, барбеты ГК – 229/76 (прикрытие), казематы СК – 38-12,7, боевая рубка – 152/38, 4-229×35, 10-152×35, 8-47 (пятиств.), 8-37 (пятиств.), 2-63,5-мм десантных, 4 – 381-мм т.а. (12 торпед), 40 мин;

1 БпКР («Память Меркурия») – 3250/3500 т, 2 винта, 3 трубы, 4500 л.с., 19,0 уз, броня стальная, палуба (карапасная со скосами) – 37,5, боевая рубка – 50/25, щиты орудий ГК – 25, 8-152×35, 8-47 (пятиств.), 8-37 (пятиств.), 1-63,5-мм десантная, 4 – 381-мм т.а. (8 торпед);

4 КЛ («Бобр», «Сивуч», «Кореец», «Манджур») – 1150/1250 т, 2 винта, 1 труба, 1500 л.с., 13,0 уз, броня стальная, палуба – 12,7, щиты орудий ГК – 25, 2-203×35, 4-107×20, 2-47 (пятиств.), 2-37 (пятиств.), 1-63,5-мм десантная;

2 МТР («Алеут», «Монгугай») – 875/1000 т, 1 винт, 1 труба, 1500 л.с., 15,0 уз, 4-47 (пятиств.), 4-37 (пятиств.), 150 мин.

4. Реальность:

1886 г. – БрКР «Память Азова», МКР «Капитан Сакен», ЭБР «Император Николай I», КЛ «Кубанец», «Терец», «Уралец», «Запорожец», «Черноморец», «Донец»;

1887 г. – яхта «Полярная звезда».

Альтернатива:

1886–1887 гг.:

1 БпКР («Капитан Сакен») – 3250/3500 т, 2 винта, 3 трубы, 4500 л.с., 18,5 уз, броня стальная, палуба (карапасная со скосами) – 38, боевая рубка – 51/25, 8-152×35, 8-47 (пятиств.), 8-37 (пятиств.), 1-63,5-мм десантная, 4 – 381-мм т.а. (8 торпед);

6 КЛ («Кубанец», «Терец», «Уралец», «Запорожец», «Черноморец», «Донец») – 1300/1375 т, 2 винта, 1 труба, 1500 л.с., 13,75 уз, броня стальная, палуба – 12,7, щиты орудий ГК – 25, 2-203×35, 6-107×20, 4-47, 2-37 (пятиств.), 1-63,5-мм десантная, 2-381-мм т.а. (4 торпеды);

1 яхта («Полярная звезда») – ТТХ соответствуют реальным.

5. Реальность:

1888 г. – ЭБР «Двенадцать Апостолов» и «Гангут»;

1889 г. – БрКР «Рюрик», ЭБР «Георгий Победоносец» и «Наварин», БрКЛ «Грозящий».

Альтернатива:

1888–1889 гг.:

2 БрКР («Адмирал Корнилов», «Адмирал Нахимов») – 6375/6625 т, 2 винта, 2 трубы, 7750 л.с., 17,5 уз, броня компаунд, полный пояс по ВЛ – 152-102, палуба – 38-51, боевая рубка – 51/25, казематы СК – 38-12,7, щиты орудий ГК – 25, 4-203×35, 8-152×45, 8-47, 4-37 (пятиств.), 2-63,5-мм десантных, 6 – 381-мм т.а. (18 торпед), 30 мин;

2 ЭБР («Гангут», «Наварин») – 9250/9500 т, 2 винта, 2 трубы, 8750 л.с., 15,0 уз, броня компаунд, 65 % пояс по ВЛ – 356-305 с траверзами – 254, 40 % верхний пояс – 305 с траверзами – 203, палуба – 51-76 (карапасы в носу и корме), барбеты ГК – 305/127-51 (прикрытие), казематы СК – 127-25, боевая рубка – 229/57, 4-305×35, 6-152×35, 12-47, 12-37, 2-63,5-мм десантных, 4 – 381-мм т.а. (8 торпед), 50 мин;

2 ЭБР («Двенадцать Апостолов», «Георгий Победоносец») – 9250/9500 т, 2 винта, 2 трубы, 8750 л.с., 15,0 уз, броня сталеникелевая, 65 % пояс по ВЛ – 356-305 с траверзами – 254, 40 % верхний пояс – 305 с траверзами – 203, палуба – 51-76 (карапасы в носу и корме), барбеты ГК – 305/127-51 (прикрытие), казематы СК – 127-25, боевая рубка – 229/57, 4-305×35, 6-152×35, 12-47, 12-37, 2-63,5-мм десантных, 4 – 381-мм т.а. (8 торпед), 50 мин.

6. Реальность:

1890 г. – БрКЛ «Гремящий» и «Отважный».

Альтернатива:

1890 г.:

2 БрКЛ («Отважный», «Храбрый») – 1625/1750 т, 2 винта, 1 труба, 2250 л.с., 14,5 уз, броня сталеникелевая, 75 % пояс по ВЛ – 127-102 с траверзами – 76, палуба – 25-38 (карапасы в носу и корме), элеваторы боезапаса ГК – 25, щиты орудий ГК – 25, боевая рубка – 25/12,7, 2-203×35, 4-47, 4-37 (пятиств.), 2 – 381-мм т.а. (4 торпеды).

7. Реальность:

1891 г. – ЭБР «Три Святителя» и «Сисой Великий», МЗ «Буг» и «Дунай»;

1892 г. – БРБО «Адмирал Ушаков» и «Адмирал Сенявин», ЭБР «Петропавловск», «Севастополь», «Полтава», яхта «Штандарт».

Альтернатива:

1891–1892 гг.:

4 ЭБР («Сисой Великий», «Петропавловск», «Севастополь», «Полтава») – 11 250/11 625 т, 2 винта, 2 трубы, 10 500 л.с., 16,25 уз, броня сталеникелелевая, 70 % пояс по ВЛ – 305 с траверзами – 229, 45 % верхний пояс – 279 с траверзами – 203, палуба – 63,5-76 (карапасы в носу и корме), палуба над казематом СК – 25, башни ГК – 305/63,5 с барбетами – 279, казематы СК – 127-25, боевая рубка – 254/63,5, 4-305×40, 10-152×45, 12-47, 24-37, 2-63,5-мм десантных, 4 – 381-мм т.а. (8 торпед), 50 мин;

2 ЭБР («Три Святителя», «Князь Потемкин-Таврический») – 11 250/11 625 т, 2 винта, 2 трубы, 10500 л.с., 16,25 уз, броня Гарвея, 70 % пояс по ВЛ – 305 с траверзами – 229, 45 % верхний пояс – 279 с траверзами – 203, палуба – 63,5-76 (карапасы в носу и корме), палуба над казематом СК – 25, башни ГК – 305/63,5 с барбетами – 279, казематы СК – 127-25, боевая рубка – 254/63,5, 4-305×40, 10-152×45, 12-47, 24-37, 2-63,5-мм десантных, 4 – 381-мм т.а. (8 торпед), 50 мин;

2 МЗ («Буг», «Дунай») – 1375/1500 т, 2 винта, 1 труба, 2000 л.с., 14,5 уз, 6-47, 450 мин;

1 яхта («Штандарт») – ТТХ соответствуют реальным.

8. Реальность:

1893 г. – БрКР «Россия»;

1894 г. – ЭБР «Ростислав», БРБО «Генерал-адмирал Апраксин», КЛ «Храбрый».

Альтернатива:

1893–1894 гг.:

2 БрКР («Россия», «Рюрик») – 9500/9750 т, 2 винта, 3 трубы, 11 500 л.с., 19,0 уз, броня Гарвея, полный пояс по ВЛ – 203-102, палуба – 51, казематы СК – 102-25, башни ГК – 152/38 с барбетами – 127, боевая рубка – 203/51, 4-203×45, 10-152×45, 4-75×50, 16-47, 12-37, 2-63,5-мм десантных, 4 – 381-мм т.а. (12 торпед), 50 мин;

2 БРБО («Адмирал Ушаков», «Адмирал Сенявин») – 4875/5125 т, 2 винта, 2 трубы, 5750 л.с., 15,25 уз, броня Гарвея, 70 % пояс по ВЛ – 254-203, палуба – 38-51 (карапасы в носу и корме), башни ГК – 203/51 с барбетами – 203, казематы СК – 51-25, боевая рубка – 203/51, 4-254×45, 6-120×45, 8-47, 12-37, 2-63,5-мм десантных, 4 – 381-мм т.а. (8 торпед).

9. Реальность:

1895 г. – БпКР «Светлана», ЭБР «Пересвет» и «Ослябя», КЛ «Гиляк»;

1896 г. – БпКР «Диана», «Паллада», «Аврора», МЗ «Монгугай» (куплен).

Альтернатива:

1895–1896 гг.:

2 БрКР («Пересвет», «Громобой») – 14 250/15 000 т, 3 винта, 3 трубы, 15 000 л.с., 18,75 уз, броня Гарвея, полный пояс по ВЛ – 229-102, 35 % верхний пояс – 127, палуба (карапасная со скосами) – 51-76, палуба над казематом СК – 38, казематы СК – 127-38, 6-75×50 в центральном каземате – 38-12,7, башни ГК – 229/57 с барбетами – 203, боевая рубка – 203/51, 4-254×45, 12-152×45, 14-75×50, 12-47, 4-37, 2-63,5-мм десантных, 4 пулемета,  4 – 381-мм т.а. (12 торпед), 50 мин;

1 БпКР («Светлана») – 5875/6250 т, 2 винта, 4 трубы, 12 000 л.с., 20,0 уз, броня Круппа и хромоникелевая (палуба), палуба (карапасная со скосами и гласисом) – 37,5-75, боевая рубка – 150/37,5, элеваторы боезапаса ГК – 37,5, щиты орудий ГК – 25, 8-152×45, 12-75×50, 12-47, 4-37, 2-63,5-мм десантных, 2 пулемета, 3 – 381-мм т.а. (9 торпед), 30 мин;

1 БпКР («Диана») – 5875/6250 т, 2 винта, 4 трубы, 12 000 л.с., 20,0 уз, броня Круппа и хромоникелевая (палуба), палуба (карапасная со скосами и гласисом) – 38-76, боевая рубка – 152/38, элеваторы боезапаса ГК – 38, щиты орудий ГК – 25, 8-152×45, 12-75×50, 12-47, 4-37, 2-63,5-мм десантных, 2 пулемета, 3 – 381-мм т.а. (9 торпед), 30 мин;

2 БпКР («Паллада», «Аврора») – 5875/6250 т, 3 винта, 3 трубы, 12 000 л.с., 20,0 уз, броня Круппа и хромоникелевая (палуба), палуба (карапасная со скосами и гласисом) – 38-76, боевая рубка – 152/38, элеваторы боезапаса ГК – 38, щиты орудий ГК – 25, 8-152×45, 12-75×50, 12-47, 4-37, 2-63,5-мм десантных, 2 пулемета, 3 – 381-мм т.а. (9 торпед), 30 мин;

2 КЛ («Гиляк», «Хивинец») – 1000/1125 т, 2 винта, 1 труба, 1000 л.с., 12,0 уз, броня Гарвея, палуба – 12,7, боевая рубка – 25-12,7, щиты орудий ГК – 25, 2-120×45, 4-75×50, 2-47, 2-37, 1-63,5-мм десантная, 2 пулемета, 1 – 381-мм т.а. (2 торпеды).

10. Реальность:

1897 г. – БрКР «Громобой», ЭБР «Князь Потемкин-Таврический»;

1898 г. – БпКР «Варяг», «Аскольд», «Богатырь», БрКР «Баян», ЭБР «Победа» и «Ретвизан», МЗ «Амур» и «Енисей».

Альтернатива:

1897–1898 гг.:

4 ЭБР («Ретвизан», «Победа», «Ослябя», «Генерал-адмирал Апраксин») – 13 000/13 750 т, 2 винта, 3 трубы, 14 750 л.с., 18,25 уз, броня Круппа, полный пояс по ВЛ – 229-102, 60 % верхний пояс – 152 с траверзами – 152, палуба (карапасная со скосами) – 51-76, палуба над казематом СК – 38, казематы СК – 127-38,  башни ГК – 229/57 с барбетами – 203, боевая рубка – 254/63,5, 4-305×40, 12-152×45, 12-75×50, 8-47, 4-37, 2-63,5-мм десантных, 4 пулемета,  4 – 381-мм т.а. (8 торпед);

2 БпКР («Аскольд», «Богатырь») – 7000/7500 т, 2 винта, 3 трубы, 19 000 л.с., 22,75 уз, броня Круппа и хромоникелевая (палуба), палуба (карапасная со скосами и гласисом) – 37,5-75, башни ГК – 100/25 с барбетами – 75, боевая рубка – 150/37,5, 12-152×45, 12-75×50, 8-47, 4-37, 2-63,5-мм десантных, 2 пулемета, 3 – 381-мм т.а. (9 торпед);

2 БпКР («Варяг», «Баян») – 6250/6750 т, 2 винта, 4 трубы, 20000 л.с., 23,75 уз, броня Круппа и хромоникелевая (палуба), палуба (карапасная со скосами и гласисом) – 37,5-75, элеваторы боезапаса ГК – 37,5, щиты орудий ГК – 25, боевая рубка – 150/37,5, 12-152×45, 12-75×50, 8-47, 4-37, 2-63,5-мм десантных, 2 пулемета, 4 – 381-мм т.а. (12 торпед), 30 мин;

2 МЗ («Амур», «Енисей») – 2125/2500 т, 2 винта, 2 трубы, палуба над МКУ (со скосами) – 12,7-25 (скосы), щиты орудий ГК – 25, боевая рубка – 25/12,7, 5000 л.с., 18,0 уз, 2-120×45, 2-75×50, 4-47, 450 мин.

11. Реальность:

1899 г. – БпКР «Новик» и «Боярин», ЭБР «Цесаревич», «Бородино», «Император Александр III», «Орел»;

1900 г. ---.

Альтернатива:

1899–1900 гг.:

2 БпКР («Новик», «Боярин») – 3125/3375 т, 3 винта, 3 трубы, 15 000 л.с., 24,0 уз, броня Круппа и хромоникелевая (палуба), палуба (карапасная со скосами и гласисом) – 37,5-50, элеваторы боезапаса ГК – 25, щиты орудий ГК – 25, боевая рубка – 50/25, 6-120х45, 8-47, 2-37, 1-63,5-мм десантная, 2 пулемета, 4 – 381-мм т.а. (8 торпед);

4 ЭБР («Цесаревич», «Бородино», «Император Александр III», «Орел») – 14 000/14 500 т, 2 винта, 2 трубы, 15 500 л.с., 18,0 уз, броня Круппа, полный единый пояс – 203-102, ПТП – 38, нижняя палуба (карапасная со скосами) – 38-51, средняя палуба – 51, башни СК – 152-38 с барбетами – 152, казематы ПМК – 76-25, башни ГК – 254/63,5 с барбетами – 229, боевая рубка – 254/63,5, 4-305×40, 12-152×45, 16-75×50, 12-47, 4-37, 2-63,5-мм десантных, 4 пулемета,  4 – 381-мм т.а. (8 торпед).

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
W_Scharapow's picture
Submitted by W_Scharapow on вс, 20/08/2017 - 00:47.

Хорошая и продуманная история.

anzar's picture
Submitted by anzar on Sat, 19/08/2017 - 23:10.

Уважаемый коллега Стволяр, +++, в общем понравилось, хотя и слишком масщабно на мой вкус. Стиль превосходный, пары естественно получаються, хотя в реале троицы любили :)как и австрийцы).

Фразы про "одинаковости"  звучат притянуто (впрочем как у всех). Чем Донский лучше стал после переделки в двухвынтовости? Да и вы сами отметили, что важна тактическая "одинаковость", а не "гальюнная". И даже ее можно жертвовать, внедряя в рамках серии новопоявившиеся техн. возможности (скажем 12"/35 вместо 12"/30, или лучшие котлы...) Ведь усовершенствованный корабль всегда может "сыграть" как более старого, но обратное не получиться. Вопли некоторых коллег про "сковывание его возможностей" в общем строю звучат нелепо- лучше етих бОльших возможностей все таки иметь, чем строить на те же деньги по старому проекту "для одинаковости" (гальюнов:))

Зря "обделали" вы Баян с напарником, сделав обычными БпК. Да и Богатырь в 7500т мог иметь поясную броню. Что за большие бронепалубники? Реальный в 6500т имел то же вооружение (казематы СК не легче башень) и скорость на узел больше вашего. В итоге у вас вообше нет "малые" БрК.

А за "стапельный" пост благодарен буду, как и ранее за цены кораблей РИФ.

с уважением: anzar

Vis pacem - para bellum

Стволяр's picture
Submitted by Стволяр on вс, 20/08/2017 - 12:07.

Спасибо, коллеги. Как я уже говорил, это все же именно полушуточная история, сделанная по принципу "а не извернуться ли нам (читай - русским) еще вот так и не приправить ли это все доброй толикой юмора?!" Поэтому даже как-то приятно звучат похвалы о том, что история хорошо продумана. ;) А что касается "Баяна"... Ну вот не нравится мне этот проект, хоть ты убей! В силу, так сказать, природной ограниченности своих боевых возможностей. Потому и не могу себя заставить слепить из-него что-то путное.

С уважением. Стволяр.

anzar's picture
Submitted by anzar on вс, 20/08/2017 - 12:31.

А что касается "Баяна"... Ну вот не нравится мне этот проект...

Не нравиться так не нравиться, воля ваша. Только Богатырь, раскормленный до 7,5кт (зачем?) но без пояса и восьмидюймовками еще более "ни риба, ни мясо". Лучше в 7кт с тонким "противошестидюймовым" поясом (как Поту в 5,5кт)

Баян обычно сравнивают с Асамоидам, что бессмислено. Если смотреть на него как на "убивец" бронепалубников, в етой роли он намного лучше, чем "шеститысячники". Вот и непрекращаються стремежи в АИ строить его вместо них. Чуть дороже, но намного устойчивее.

Vis pacem - para bellum

Стволяр's picture
Submitted by Стволяр on вс, 20/08/2017 - 18:14.

Вопрос моей нелюбви к "Баяну", как мне кажется, даже не столько в ТТХ, сколько в тактике его использования. Кошмарить всякую мелочь - да, это он умеет и в природном виде. Но в то же время прочие характеристики этого крейсера (пояс до 200 мм, башенния артиллерия в 8 дюймов) так и тянут противопоставить его "Асаме" и "асамоидам". А вот тут он уже начинает конкретно проигрывать - артиллерии ГК и СК ведь на нем не так-то и много... Да еще и корма почти "голая". Возможно, я и попытаюсь поколдовать над тем, каким быть настоящему "убийце бронепалубников" во временя РЯВ, использующему идеи "Баяна", но, видимо, еще не скоро...

С уважением. Стволяр.

st.matros's picture
Submitted by st.matros on Fri, 18/08/2017 - 08:40.

Непременно выкладывайте. 

По стапелям вообще, последним ЕМНИП коллега Алей писал, а это ... очень давно было.

МОДЕРАТОР

старший матрос на флоте как генерал в пехоте

Стволяр's picture
Submitted by Стволяр on Thu, 17/08/2017 - 23:31.

Еще раз спасибо всем оценившим. И вот такой вопрос имеется. В ходе работы над всеми своими альтернативами я скомпоновал для себя файлик, в котором собрал достаточно подробные для моих нужд ТТХ надводных кораблей русского флота начиная с 1880 года и примерно до 1905 (в том числе по части схем бронирования, перевооружений, более-менее точных сроков строительства и конкретных стапелей, на которых корабли сооружались). Также попытался обобщить в нем данные об основных балтийских и черноморских верфях на то время (сколько стапелей и каких, с какого года действуют). Какие-то ошибки там неизбежно присутствуют, но если у здешней общественности есть заинтересованность в данном материале - то, чуть облагородив, мог бы его выложить в нашем уютном Интернет-закутке спустя пару деньков. В общем, прошу ответа у коллег - размещать здесь этот псевдосправочник или нет?

С уважением. Стволяр.

Bull's picture
Submitted by Bull on Fri, 18/08/2017 - 18:59.

Уважаемый коллега, непременно выкладывайте. Я тут значит, как рыба об лед бьюсь, раскладываю кого и где заложить-построить. А у коллеги все уже есть. Непременно выкладывайте. Уже ждем.

Сделать можно все. Для этого нужно три вещи - время, возможность и желание. Вот желания как раз чаще всего и не хватает.

Андрей Толстой's picture
Submitted by Андрей Толстой on Fri, 18/08/2017 - 06:42.

Уважаемый коллега Стволяр,

ЗА!

                                                        С уважением Андрей Толстой

sergey289121's picture
Submitted by sergey289121 on Fri, 18/08/2017 - 03:38.

Обязательно размещайте! Такие справочники представляют очень большую ценность.

Я уверен в бесконечности двух вещей: бесконечность вселенной и человеческой глупости. Хотя относительно первой у меня есть некоторые сомнения.
А. Эйнштейн

Wasa's picture
Submitted by Wasa on Thu, 17/08/2017 - 23:36.

Думаю что безусловно размещать, будет интересно.

Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!

Стволяр's picture
Submitted by Стволяр on Fri, 18/08/2017 - 12:31.

ОК, думаю, примерно к воскресенью смогу его в достаточной мере облагородить и выложить.

С уважением. Стволяр.

redstar72's picture
Submitted by redstar72 on Thu, 17/08/2017 - 23:10.

++++++++++++ yes

"Мне... больше всего пришёлся по душе самолёт конструкции Яковлева. Это была во всех отношениях великолепная боевая машина" (Е. Савицкий)
 

NF's picture
Submitted by NF on Thu, 17/08/2017 - 16:54.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Пупс's picture
Submitted by Пупс on Thu, 17/08/2017 - 16:31.

Неплохо, вот я прикидывал задачи флота:

http://alternathistory.com/zadachi-russkogo-flota-v-morskoi-voine

А после вот последнее чудо.

http://alternathistory.com/samotopy

По крейсерам и ПЛ там аж 3 статьи но самые интересные последние две.

http://alternathistory.com/udar-iz-pod-vody-chast2-mekhanicheskii-dvigatel

http://alternathistory.com/udar-iz-pod-vody-chast3-kreisera

Стволяр's picture
Submitted by Стволяр on Thu, 17/08/2017 - 17:53.

Спасибо за оценку. И за наводку на Ваши статьи - ранее они прошли мимо меня, так что будет что почитать.

С уважением. Стволяр.

Андрей Толстой's picture
Submitted by Андрей Толстой on Thu, 17/08/2017 - 14:30.

Уважаемый коллега Стволяр,

Читал с удовольствием. Очень понравилось +++++++++++++!!! Единственное, что смутило, до "Краткого ТТХ кораблей..." читается великолепно, а дальше несколько трудновато для восприятия. Приходиться выискивать в книгах реальные ТТХ и сравнивать с Вашими. Тут скорее бы несколько табличек подошли. Заголовок - Год. А в самой табличке отдельно разделить РеИ и АИ. Было бы интереснее. Но в целом здорово и улыбнуло не раз. СПАСИБО!

                                                        С уважением Андрей Толстой

Стволяр's picture
Submitted by Стволяр on Thu, 17/08/2017 - 17:56.

Спасибо за оценку, коллега. Ваялось это за месяц на коленке. Потому на табличку сил уже не хватило. Да и в принципе ТТХ кораблей шли именно справочным довеском к основному тексту - потому как в тексте они подавались обрывочно и порой весьма шутейным образом.

С уважением. Стволяр.

Bull's picture
Submitted by Bull on Thu, 17/08/2017 - 14:24.

+++++++yeswink, Однако неплохо. Особенно в стиле "современного разговорного русского языка". Озвученные ТТХ кораблей буду использовать в своих корыстных целях. Кстати я тоже поименовку кораблей поменял: Пересвет, Ослябя, Громобой.   Цесаревич, Ретвизан, Победа. Рюрик, Россия, Ростислав. - мне кажется так более рационально.

Хотелось бы посмотреть на визуализацию этих корабликов. А то: ... на "Цесаревич" ПМК подняли повыше... - звучит заманчиво, а как это выглядит сложно понять.

Есть нюансы с калибровкой:

минных аппаратов калибром 15-16 дюймов

наверное 15-18 дюймов. То есть 381-мм и 457-мм. Или у вас новый стандарт?

И еще: Когда у вас Менделеев сделал «пироколлодий»? Или у вас импортный бездымный порох? Или другой разработчик? Мне это интересно - может я где-то что-то пропустил в истории пороха.

Сделать можно все. Для этого нужно три вещи - время, возможность и желание. Вот желания как раз чаще всего и не хватает.

Стволяр's picture
Submitted by Стволяр on Thu, 17/08/2017 - 19:08.

Вы правы, коллега, с калибрами ТА. Уже поправил. А как выглядят "цесаревичи" с поднятым ПМК - см. здесь (это, конечно, из другой альтернативы, но в данном конкретном случае при переделке я руководствовался одними и теми же принципами):

http://alternathistory.com/vizualizatsiya-vneshnego-vida-otdelnykh-korab...

Что касается пороха - то так глубоко я не копал. Ибо это все же достаточно несерьезная альтернатива. :)

С уважением. Стволяр.

Bull's picture
Submitted by Bull on Fri, 18/08/2017 - 19:16.

Не понял, как этот пост "проскочил" мимо меня? Как у меня сын говорит видимо попал промеж глаз. Очень рад что все таки увидел - весьма понравились крабли. ++++++++ хоть и запоздалый.

Сделать можно все. Для этого нужно три вещи - время, возможность и желание. Вот желания как раз чаще всего и не хватает.

Стволяр's picture
Submitted by Стволяр on Sat, 19/08/2017 - 11:20.

Спасибо, коллега. Я потом еще начал немного "работать на будущее", перерисовывая уже дредноуты и легкие крейсера Первой мировой. Ежели перейдете на общий список выложенных здесь моих материалов - там они тоже будут.

С уважением. Стволяр.

Bull's picture
Submitted by Bull on Sat, 19/08/2017 - 11:56.

Ок, обязательно посмотрю, ну и уж извините буду пользоваться. Потому как рисовательные способности у меня весьма посредственные.

Сделать можно все. Для этого нужно три вещи - время, возможность и желание. Вот желания как раз чаще всего и не хватает.