Испытано в СССР. Многоярусный американец

Dec 12 2017
+
14
-

В многочисленных отечественных публикациях американский средний танк M3, известный в СССР под обозначением М3Ср, получил весьма нелестную оценку. Часто его называют «Братской могилой для шестерых». Действительно, М3Ср оказался самой неоднозначной машиной среди танков, поставлявшихся крупными партиями в Советский Союз по программе ленд-лиза. Тем не менее, ореол сомнительной славы в его случае несколько преувеличен. Попробуем объективно оценить этот американский танк, используя документы с результатами его испытаний в СССР и информацию о боевом применении на советско-германском фронте.

 

Заокеанский гость

 

До войны Главное автобронетанковое управление Красной армии (ГАБТУ КА) имело больше информации по американским средним танкам, чем по лёгким. По крайней мере, уже весной 1941 года советские военные довольно много знали о Medium Tank M2. После начала войны, в конце июля 1941 года, было получено ещё больше информации по этой машине, на основании которой был сделан вывод, что интереса для Красной армии танк не представляет.

Что же касается главного героя статьи, танка Medium Tank M3, то с информацией о нём случился небольшой казус. Дело в том, что сначала советские военные узнали не о M3, а о канадском Ram I, который в переписке был назван «канадским М-3». То, что это именно Ram I, однозначно следует из описания литого корпуса танка. Такая конструкция, разработанная английским инженером Карром, была характерной особенностью канадской машины. Medium Tank M3A1 с литым корпусом появился значительно позже.

Данные по прибывшим М3Ср за январь-апрель 1942 года. Следует отметить, что данные по поставкам не совсем корректные: цифры отражают не прибывшие с конвоями в СССР машины, а лишь танки, поступившие в Горьковский АБТ Центр

Что же касается настоящего Medium Tank M3, то о нём в СССР узнали только в середине сентября 1941 года, причём из американской прессы. К слову, из той же информационной сводки стало известно и о существовании Heavy Tank T1, который обозначался как «тяжёлый 72-тонный танк». Позже информация о боевой массе этой машины была скорректирована до 50 тонн. Имелись некоторые неточности и в определении массы Medium Tank M3. Масса американских танков обозначалась в фунтах, которые переводчики приняли за килограммы. Ошибка привела к «росту» массы американского танка до 39 тонн, но её быстро заметили и исправили. К октябрю 1941 года советские военные располагали достаточным объёмом информации, чтобы принять решение о закупке танков этого типа.

Первоначально речь шла о том, что СССР получит 9 средних американских танков. Но к концу декабря 1941 года прибыло всего 4 таких машины, из них 2 были выгружены в Мурманске, ещё 2 — в Архангельске. В ведомостях они учитывались январём 1942 года. Всего в этом месяце того же года поступило 24 М3Ср, далее поставки на месяц приостановились.

С этими танками связан один миф, порождённый неточностями в документах. Согласно им, первыми в СССР прибыли не M3, а более ранние Medium Tank M2A1. Эти машины якобы попали в 114-ю танковую бригаду. На самом деле это не так. Известны все регистрационные номера танков, поступивших в СССР с января по апрель 1942 года. Их нумерация не имеет ничего общего с нумерацией M2A1. А сам этот миф появился из-за того, что в военной приёмке перепутали Light Tank M3 с более ранними лёгкими танками M2A4. Их в Красной армии также не было.

В феврале-марте 1942 года «Амторг» подготовил инструкцию по эксплуатации американского среднего танка

Первой трудностью, с которой столкнулись в СССР при эксплуатации М3Ср, стало топливо. Как сообщал генерал Файмонвилл, курировавший поставки американской бронетехники в СССР, авиационный двигатель этого среднего танка потреблял бензин с октановым числом 91. Решением проблемы стало использование авиабензина, в который добавлялась авиационная присадка Р-9. Для бензина Б-78 требовался 1см3 присадки на литр, для Б-74 – 2 см3, а для Б-70 – 3 см3.

Не меньшей проблемой было отсутствие литературы. Всё, что прибыло с танками – это несколько кратких инструкций на английском языке. «Амторгу» в феврале 1942 года было дано срочное задание подготовить инструкции по эксплуатации на русском языке. Задание удалось оперативно выполнить, но к изданному руководству имелся ряд претензий.

Размещение запасных частей внутри башни М3Ср при их перевозке через Атлантику

Отдельно стоит рассмотреть вопрос о комплектации прибывавших американских машин. Сохранились воспоминания о том, как в стволах орудий приёмщики находили бутылки и другие презенты от американских рабочих. Всё это действительно имело место, но в случае с военными грузами все же важнее штатная комплектация. И вот с этим дела обстояли далеко не гладко. Причиной тому был резко выросший объём выпуска американских средних танков.

Наиболее критичной оказалась ситуация с боеприпасами. В первых партиях бронебойные снаряды к 75-мм пушке отсутствовали вообще. Поначалу у руководства ГАБТУ КА даже возникла мысль, что 75-мм пушка предназначена только для поддержки пехоты. Правда, уже с конвоем PQ-14 к 20-м числам апреля 1942 года прибыли первые бронебойные снаряды, целых 1200 штук. Для комплектации уже прибывших танков в соответствии с нормами боекомплектов не хватало самой малости – всего 40 800 снарядов.

Ситуация с осколочно-фугасными снарядами была лучше. К 5 марта прибыло 153 694 снаряда, а вот взрывателей к ним – всего 132 500. Критичной оказалась ситуация и со снарядами калибра 37 мм. К 10 мая их доставили 69 160 штук при потребности 347 790 штук. Следует напомнить, что нужны они были не только для М3Ср, но и для М3л. Снарядный голод стал одной из причин, по которым боевой дебют американских средних танков состоялся только в мае 1942 года, хотя уже к концу марта их хватало для комплектации как минимум двух бригад.

Нередко, танки и запасные части к ним поступали отдельно. В июне 1942 года обнаружилась пропажа сразу 15-ти командирских башенок, которые шли в караване PQ-15 отдельно от танков. Точно такая же ситуация сложилась и с 29-ю танками, прибывшими караваном PQ-16. Проблему удалось разрешить, но она стоила немалого количества потраченных нервов. Предлагалось даже заварить отверстия под башенки и отправить танки на фронт в таком виде.

Кроме того, 29 танков из конвоя PQ-16 имели неисправные масляные радиаторы. Очень частыми были случаи неполной комплектности внутреннего оборудования, включая гильзоулавливатели и радиостанции. Особенно критичной оказалась ситуация с шанцевым инструментом, который пришлось изготовлять силами советских предприятий. Постепенно положение выправлялось, но первая половина 1942 года оказалась крайне нервной.

Такой была «упаковка» обитаемого отделения танка при транспортировке

Несмотря на все трудности, весной 1942 года поставки Medium Tank M3 набирали обороты. Если в марте их прибыло 44 штуки, то в апреле уже 62, а в мае 112 штук. Пик поставок первого полугодия пришёлся на июнь, когда прибыл 121 танк. Шли американские средние танки в СССР и в злополучном конвое PQ-17. В нём до места назначения добралось всего 57 танков, после чего поставки прекратились на месяц. Но уже в сентябре 1942 года в СССР прибыло рекордное количество танков – 256 штук. Всего же за 1942 год прибыло 812 М3Ср.

В отличие от М3л, которые массово поступали через Иран, М3Ср южным путём пришло совсем немного — за весь 1942 год их поступило всего 26 штук. В январе 1943 года прибыло 117 танков, и снова большинство из них северным маршрутом. На этом поставки М3Ср, производство которого завершалось, практически прекратились: 4 танка пришло в феврале, 8 в апреле, 2 в мае и последние 2 в сентябре.

В общей сложности, в СССР официально поступило 945 М3Ср. Фактически же их оказалось на 12 машин больше. Дело в том, что в 1942 году недалеко от советских берегов затонул транспорт с американскими машинами. В 1943 году затонувшие танки удалось поднять и восстановить. Они попали в состав 429-го отдельного танкового батальона. Вместе с этими машинами общее число попавших в Красную армию американских средних танков достигло 957 штук.

 

Большой, просторный и прожорливый

 

С испытаниями М3Ср случилась заминка. Танк с регистрационным номером U.S.A. W-304293, выпущенный Детройтским Арсеналом, был отправлен на НИБТ Полигон еще 18 февраля 1942 года. Тем не менее, его ходовые испытания начались только 1 мая. Задержка была связана с тем, что филиал НИБТ Полигона в Казани, куда его эвакуировали, на тот момент был загружен другими заданиями. Точно также был вынужден ждать и М3л, который испытывался в то же самое время.

М3Ср на испытаниях, район Казани, май 1942 года

Первым, на что обратили внимание советские испытатели, стал внутренний объём боевого отделения. В отчёте указывалось, что в нём вполне реально можно было разместить 10 десантников вместе с личным оружием (пистолетами-пулемётами ППШ), и при этом сохранялась возможность вести огонь из танкового вооружения. М3Ср действительно был просторным танком. Больше всего свободного места оказалось в распоряжении заряжающего 75-мм пушки, в других уголках машины экипаж располагался довольно плотно. На танках позднего выпуска бортовые люки ликвидировали, так что возможная выгрузка десанта усложнилась.

Эта же машина. Она относилась к танкам ранних производственных серий

Оценка корпуса М3Ср оказалась вполне предсказуемой:

«Броневой корпус танка как по габаритам, так и по своей конфигурации не является современным.

Чрезмерно большая высота танка и вертикальное расположение броневых плит (за исключением лобовых) создают неблагоприятные условия для защиты от артиллерийского огня противника».

Ещё до начала испытаний не особо лестных отзывов удостоился двигатель. Дело было не в его надёжности (с этим как раз всё оказалось хорошо), а в конструкции и топливе, на котором американский танк работал. Слишком большая высота мотора явилась причиной увеличения размеров моторного отделения. Критике подверглось и использование бензина с октановым числом 91. Однозначным выбором был дизельный мотор. Весной 1942 года руководство ГАБТУ КА запросило Medium Tank M3A1, которые оснащались дизельным мотором Guiberson T-1400–2. Правда, от этой идеи быстро отказались, поскольку результаты испытаний оказались крайне противоречивыми. Что же касается модификаций M3A3 и M3A5, то их в СССР даже не рассматривали, поскольку к тому моменту стало известно о Medium Tank M4A2. Эта машина выглядела куда более интересной.

Конструкция корпуса испытателям с самого начала не понравилась. Танк получился слишком высоким

В отличие от двигателя, трансмиссионный блок и систему охлаждения американского танка испытатели похвалили. Вполне удачной была признана и конструкция резинометаллических траков. Похвалы удостоилась подвеска с буферными пружинами в качестве упругих элементов. Правда, конструкция поддерживающих катков испытателям не очень понравилась, поскольку те быстро забивались грязью.

Обратной стороной медали были большие внутренние пространства, позволявшие, в теории, разместить в танке до 10 десантников

Отдельного изучения удостоилась 75-мм пушка M2, которая устанавливалась в спонсоне справа по ходу движения. Помимо необычного размещения орудия, танкистов также заинтересовал перископический прицел. Сетка прицела оказалась градуирована только под бронебойные снаряды, которых на момент испытаний у НИБТ Полигона не было. Отсутствовали метки для осколочно-фугасных снарядов и для прицела 37-мм пушки M24, что испытателям, разумеется, не понравилось. Не нашлось меток и для спаренного пулемёта.

Вид сзади. Доступ к агрегатам оказался не самым удобным, что отчасти компенсировалось их надёжностью

Несмотря на претензии к прицельным приспособлениям и отсутствию бронебойных снарядов к 75-мм пушке, общая оценка вооружения оказалась вполне удовлетворительной. Вооружение в корпусе и в башне было признано вполне удобным для использования. То же самое касалось и укладок патронов. Критике подверглась только спарка курсовых пулемётов, поскольку никаких прицельных приспособлений для них не было. К слову, американские военные также были от них не в восторге.

Схема обзорности из танка

Весьма интересная ситуация сложилась с оценкой обзорности. С одной стороны, ничего нового в конструкции перископических приборов испытатели не нашли. По их оценке, обзорность обеспечивалась на удовлетворительном уровне. С другой стороны, эта самая удовлетворительная обзорность американского танка была куда лучше, чем обзорность у Т-34, не говоря уже о КВ-1.

В ходе испытаний на бездорожье, май 1942 года

Ходовые испытания М3Ср были разделены на несколько этапов. Первые краткосрочные испытания прошли с 1 по 13 мая 1942 года. Танк прошёл 285 километров, из них 156 — по шоссе, 74 — по просёлку и 55 — по целине. Максимальная скорость, 34,1 км/ч, испытателей не впечатлила, особенно с учётом того, что удельная мощность танка составляла 14,8 л.с. на тонну. Для сравнения, у Т-34 этот же показатель составлял 16,6 л.с. на тонну, а максимальная скорость — 54 км/ч. Причиной столь большой разницы испытатели сочли большие передаточные отношения КПП. На коротких участках танк развивал скорость 30-34 км/ч, а средняя скорость по шоссе составляла 25,8 км/ч. Двигатель устойчиво работал в диапазоне 1500-2200 оборотов в минуту. Средний расход топлива при движении по шоссе составил 297 литров на 100 километров.

На бездорожье танк застревал только в случае, если глубина грязи превышала величину клиренса

В ходе езды по просёлку средняя скорость движения составила 17 км/ч, при этом на отдельных ровных участках она возрастала до 25-30 км/ч. Расход топлива при этом увеличился до 441 литра на 100 километров. Средняя скорость движения по целине упала до 12 км/ч. Впрочем, на некоторых участках она поднималась до 18-20 км/ч. Расход топлива здесь составил 570 литров на 100 километров. Запас хода по шоссе составил 224 километра, по просёлку — 151, по целине — 117. Эти показатели были гораздо большими, чем у М3л в тех же условиях. При прохождении целины выяснилось, что танк может преодолевать даже мягкие участки при условии, что глубина погружения гусениц не превышает величину клиренса танка.

В ходе испытаний температура масла в двигателе не превышала 60-65 градусов Цельсия.

При преодолении косогора произошёл сброс гусеничной ленты

Проблемы обнаружились в ходе преодоления подъёмов и крена. Резинометаллические траки T41, показавшие высокую живучесть при испытаниях, плохо сцеплялись с грунтом. Проблема была в плоской рабочей поверхности. Она ограничивала возможности танка по преодолению подъёмов, поэтому уклон круче 30 градусов танк преодолеть не мог. Предельный угол при движении по косогору составлял 26 градусов, дальше начиналось сползание, которое заканчивалось сбросом гусеничной ленты.

Преодоление брода

Летом испытания продолжились. На сей раз программа была дополнена преодолением брода и ездой по болотистой местности. Высокое моторное отделение оказалось плюсом: при движении по броду его не заливало. В результате, М3Ср прошел там, где некоторые другие танки глохли. Заминка произошла на выезде из водоёма: машина зачерпнула воды и двигатель тут же заглох. Впрочем, на менее крутом берегу такой неприятности не произошло.

Совсем иначе танк повёл себя на болоте, показав наихудшую проходимость среди испытуемых машин. Пройдя 30 метров, танк сел на брюхо и застрял. Самостоятельно выбраться он не смог, пришлось вытаскивать его при помощи тягача.

Из 100 метров участка болотистой местности танк преодолел чуть больше 30

При первоначальной программе испытаний в 1000 километров за весну-лето 1942 года танк преодолел 1793 километра, из них по шоссе — 332, по просёлку — 1193, по целине — 227. За это время число поломок оказалось небольшим. Наименее надёжным оказалось электрооборудование: из 28 неполадок на него пришлось 13. Также отмечались схожие с М3л проблемы при запуске мотора, когда происходило подгорание патрубков. Один раз сломалась буферная пружина подвески. Надёжность машины была признана высокой, а время, необходимое для её обслуживания – минимальным. При этом отмечалось, что надёжность машины напрямую зависит от правильности и своевременности обслуживания.

Несмотря на ряд отмеченных недостатков, испытатели не назвали американский танк неудачным. Правда, его не рекомендовали направлять в части, в которых на вооружении состояли отечественные машины. Слишком большой оказалась разница в методике обслуживания и используемом горючем.

Преодоление снежной целины зимой 1943 года

С 21 января по 15 марта 1943 года проходили зимние испытания, в ходе которых машина прошла 1672 километра, из них 248 — по шоссе, 1059 — по просёлку и 365 — по заснеженной целине. Как ни странно, зимой максимальная скорость достигла 36 км/ч. Машина тестировалась как со шпорами, так и без них. При установке шпор скорость заметно падала, но улучшалась проходимость. Одновременно резко рос расход топлива, который при установке 78 шпор даже но шоссе возрастал до 582 литров на 100 километров, а по бездорожью достигал уже совсем неприличных 965 литров на 100 километров.

В зимних условиях резинометаллические гусеницы вели себя ещё хуже

В зимних условиях резинометаллические траки вели себя ещё хуже, чем летом и весной. Даже с шестью шпорами на ленту максимальный угол преодолеваемого подъёма составил всего 16 градусов. При установке 78 шпор на ленту угол преодолеваемого подъёма увеличился незначительно – до 21 градуса. При этом увеличение расхода топлива оказывалось очень высоким. Предельный угол движения по заснеженным косогорам составил 16 градусов с 6 шпорами и 22 градуса с 78 шпорами на каждой ленте.

Впрочем, не всё было настолько плохо. При езде по заснеженной целине максимальная преодолеваемая глубина снега составила 80 см, то есть на уровне КВ-1. Снег глубиной 30-50 см танк преодолевал на 2-й передаче. Для предотвращения налипания снега на гусеницу специалисты полигона разработали снегоочиститель, который крепился перед ленивцем.

Преодоление снежной преграды

Для испытания по преодолению снежной преграды был сооружён снежный вал высотой 2 метра и длиной 10 метров. Пробить его удалось с 6 попыток – нормальный результат для подобного танка.

Испытатели рекомендовали на марше ставить по 6-8 шпор на каждую ленту, а полный комплект использовать только на сильно пересечённой местности. Машину признали вполне пригодной к эксплуатации в зимних условиях. Вела она себя как минимум не хуже других иностранных танков.

 

Когда дело не только в технике

 

Иностранные танки в СССР старались распределять так, чтобы в каждой части на вооружении состояли машины, произведённые в одной стране. Например, если в танковой бригаде, батальоне или полку имелись «Валентайны», то в паре с ними часто работали «Матильды». С американскими машинами происходило то же самое: 114-я и 192-я танковые бригады, первыми получившие М3Ср, использовали вместе с ними и американские М3л. Это упрощало эксплуатацию, а также снабжение боеприпасами. В частях американские средние танки также называли М3с или М3-С.

М3Ср из состава 192-й танковой бригады. Июль 1942 года

С самого начала отношение к американским средним танкам оказалось неоднозначным. Претензии во многом совпадали с теми, что высказывались полигонными испытателями. С другой стороны, всегда нужно учитывать человеческий фактор. Не просто так в результатах испытаний указывалось, что при обслуживании машин требуется точное следование инструкциям. На фронте это происходило не всегда. В результате, отношение к машине ухудшалось.

Самый первый отчёт поступил в конце июня 1942 года от 114-й танковой бригады. В нём указывалось, что средний американский танк М3 подвижен, быстроходен, благодаря резинометаллической гусенице бесшумен в движении. В ходе маршей по грунтовым дорогам на нём удавалось развивать среднюю скорость до 30-35 км/ч. Вооружение признавалось вполне достаточным для борьбы с танками. Из-за отсутствия бронебойных снарядов испытания обстрелом из 75-мм пушки M2 проводились только осколочно-фугасными снарядами. Её пробитие примерно соответствовало советской пушке Л-11, вполне пригодной для борьбы на средних дистанциях с танками, имевшими толщину брони 50 мм.

Минусами орудия были названы: малый боекомплект (50 патронов) и ограниченные углы наведения по горизонтали. Не понравились танкистам большие габариты танка. Это создавало проблемы при окапывании, после которого было невозможно вести огонь по противнику из 75-мм пушки. Посадить на танк десант было очень сложно. Также выяснилось, что бронебойный снаряд 45-мм пушки на дистанции до 1000 метров мог пробить лобовую броню американского танка. При этом листы деформировались и лопались заклепки, что делало невозможным ремонт. При деформации корпуса лопались смотровые приборы и заклинивало боковые люки.

Значительным минусом было названо большое количество губчатой резины, которая крепилась изнутри и предохраняла от удара. При попадании снарядов она часто воспламенялась, отравляя экипаж; также очень часто загоралась краска изнутри танка. В таких условиях пожар и детонация боекомплекта оказывались частыми явлениями. Крайне недоброе прозвище «братская могила для шестерых» (часто в экипаже не было радиста) появилось отнюдь не на пустом месте. После изучения отчета 30 июня 1942 года был отдан приказ убрать, насколько это было возможно, губчатую резину из боевого отделения.

Танк из той же бригады, ставший немецким трофеем

Тем не менее, озвученное ещё в мае 1942 года предложение наркома танковой промышленности Малышева прекратить поставки американских средних танков ГАБТУ КА отклонило. Даже со всеми недостатками это была вполне современная машина, которая в умелых руках могла быть эффективной.

23 мая часть 114-й бригады совместно с 242 стрелковой дивизией и 64 танковой бригадой форсировала Северский Донец и частично освободила село Чепель. Полностью село удалось взять 25 мая. За это время экипаж М3Ср под командованием лейтенанта А.Д. Мимотина уничтожил 4 немецких танка. Ещё один экипаж, погибший в бою, уничтожил 3 машины. Энергичные действия в районе Чепеля позволили прорвать немецкое кольцо блокады и вывести из окружения несколько частей. Отличилась бригада и в июньских боях, когда 14 числа немецкие войска пошли в атаку. По данным советской стороны, в бой ринулось до 240 танков. 2-я рота 230-го танкового полка под командованием старшего лейтенанта Ф.С. Глазкова (5 М3л и 2 М3Ср) смогла отбить 3 атаки, записав на свой счёт 17 танков. Из них сжёг 4 танка и подбил 2 в этот день экипаж лейтенанта Н.Д. Саввы. Для «братской могилы» очень неплохо.

Несколько машин немцы захватили в ходовом состоянии

Совсем другим оказался боевой путь 192-й танковой бригады. На фронт она попала также в мае 1942 года, но почти 2 месяца боевых действий не вела. За это время на башнях и корпусах машин бригады появились громкие слоганы, многие из которых известны благодаря фотографиям.

Подвело танкистов плохо организованное взаимодействие с пехотой. Третья Болховская наступательная операция стала для бригады настоящей катастрофой. 5 июля 1942 года в 5:30 бригада, поддерживая 149-ю стрелковую дивизию, двинулась в бой совместно с 68-й танковой бригадой. Отсечённая вражеским огнем советская пехота двигалась крайне медленно. Это привело к тому, что танки несколько раз возвращались к ней, что привело к дополнительным потерям. Полковник И.И. Петров, командир 192-й тбр, ввёл в бой основную группу M3 Light, выступавших в роли резерва. Политрукам бригады пришлось вылезать из танков, чтобы вести пехоту за собой. К 6:40 ударной группе удалось взять Кабала и Близновское, при этом танки утюжили немецкую линию обороны, уничтожая огневые точки. Артиллерия, которая должна была поддерживать действия бригады огнём, потеряла ориентировку. Это стало причиной потери 6 танков от дружественного огня.

К исходу дня немецкие войска контратаковали, бригаде пришлось отойти, при этом она вновь понесла потери от флангового огня со стороны своих. На сей раз «отличилась» 68-я танковая бригада, принявшая машины 192-й тбр за немецкие. Несколько танков бригады застряло. В итоге, бригада за один день потеряла 40 танков, часть из которых стала немецкими трофеями.

Одна из машин, сгоревшая в боях 1942-43 гг.

Грустная история 192-й танковой бригады неоднократно повторялась на других участках советско-германского фронта. Например, 92-я танковая бригада из состава 30-й армии 3 августа получила приказ выдвинуться в район Вернево-Севастьяново. Так для нее началась печально известная Ржевско-Сычевская операция. С переменным успехом бригада наступала до 6 августа, пока не достигла Зубцова. Здесь за один день от бригады осталось 4 М3Ср и 6 М3л.

Самая же нелепая история случилась осенью 1942 года в боях за Сталинград. 26 сентября 1942 года в состав 24-й армии прибыла 241-я танковая бригада, имевшая 24 М3Ср и 27 М3л. Бригаде была поставлена задача наступать совместно с 343-й стрелкой дивизией в направлении молочно-товарной фермы и балки Носкина. 30 сентября бригада оторвалась от пехоты, скрылась за холмами и… исчезла. Из атаки вернулось всего 2 танка. Как выяснилось позже, в районе молочно-товарной фермы окопалась немецкая 3-я моторизованная дивизия. Сначала 10 танков было потеряно на минном поле, затем остальные были уничтожены в ходе боя с противотанковой артиллерией.

В ту же ловушку угодила и 167-я танковая бригада (32 «Валентайна» и 21 Т-70), также наступавшая на МТФ. В итоге немцы отчитались о 124 подбитых и уничтоженных танках. И это ещё было не всё: на выручку отправилась 38-я стрелковая дивизия и уже упоминавшаяся 114-я танковая бригада (30 М3Ср и 16 М3л). 2 октября они угодили в ту же ловушку. В этом соединении к концу дня остались 4 машины: 1 М3Ср на ходу и 3 М3Ср в ремонте. Винить в произошедшем технику в данном случае, как минимум, не совсем корректно.

М3Ср в освобождённой Вязьме

М3Ср использовались Красной армией и в 1943 году. На южном фасе Курской дуги сражался 245-й танковый полк (12 М3Ср и 27 М3л), подчинявшийся 67-й стрелковой дивизии. Именно сюда пришёлся удар немецкой группировки, в составе которой находилось 200 «Пантер». Обычно этот бой описывается как избиение американских танков. Действительно, в первый же день боёв полк понёс тяжелые потери, но отнюдь не с сухим счётом. В документах полка рассказывается об атаке Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E, Pz.Kpfw.III и лёгких немецких танков. За 5 июля 1943 года танкисты 245-го тп отчитались об 1 уничтоженном Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E, 13 Pz.Kpfw.III и 10 лёгких танках, а также 4 противотанковых пушках. О том, что против них действовали «Пантеры», советские танкисты не знали. В документах описан огонь по немецким танкам, которые с трудом преодолевали противотанковые рвы и минные поля. В бою 5 июля отличились М3л, которые метким огнём умудрились подбить 5 «Пантер», но и М3Ср не выглядели какими-то статистами.

Стоит отметить, что со второй половины 1942 года в СССР поступали танки, оснащённые 75-мм пушками M3. Эти орудия имели систему вертикальной стабилизации. Бронебойные снаряды такой пушки, в зависимости от типа, могли пробивать бортовую броню «Тигра» на дистанции от 400 до 600 метров. А Т-34, например, не мог пробить её и со 100 метров. Как раз такие американские танки имелись и в составе 245-го танкового полка. О том, сколько на самом деле немецких боевых машин подбили танкисты полка, можно спорить. А вот то, что именно о 67-ю стрелковую дивизию и 245-й танковый полк «сточилась» значительная часть немецких танков – бесспорный факт.

Один из 12 «неучтённых» М3Ср, оказавшихся в составе 429-го отдельного танкового батальона

Не менее интересно выглядит и статистика потерь М3Ср: на 1 января 1944 года было потеряно 676 из 957 прибывших в СССР танков. В строю осталась 281 машина. На первый взгляд, не много, но если просмотреть аналогичную статистику по другим танкам, то выходит, что соотношение безвозвратно потерянных машин к оставшимся в строю у иностранных машин в Красной армии примерно одинаковое. Исключением будут только «Валентайны» и М4А2, но лишь потому, что их поставки к этому времени продолжались. Для тех же танков, поставки которых прекратились весной 1943 года, соотношение выходит очень похожим. При этом про ту же «Матильду» как про гроб на гусеницах мало кто пишет, хотя её боевая эффективность к началу 1943 года была куда ниже.

Ещё более интересным соотношение иностранных танков выглядит по состоянию на 1 июня 1944 года. «Матильд» в действующей армии оставалось 48 штук, «Черчиллей» — 31 штука, М3л — 191 штука, а М3Ср — 143 штуки (включая 12 танков, поднятых с затонувшего транспорта в 1943 году). При этом, появление «Матильд» на фронте было эпизодическим, а «Черчилли» воевали севернее Ленинграда. «Неудачные» американские средние танки к этому времени всё ещё встречались в танковых бригадах.

Например, в июле 1944 года 19 М3Ср находилось в составе 41-й танковой бригады, в которой к 16 июля имелось также 32 Т-34-85 и Т-34. Действия 5-го танкового корпуса, в который входила бригада, во время Режицко-Двинской наступательной операции в июле 1944 года очень напоминали «подвиги» 1942 года. Первые несколько дней наступления были успешными, но к 22 числу начались упорные бои за Малиново. Из-за того, что пехота не поддержала действия танкистов, бригада понесла тяжёлые потери. Потери нёс и действовавший совместно с бригадой 48-й гвардейский тяжёлый танковый полк – сгорело 5 танков ИС-2, а 23 июля погиб командир полка. От 41-й танковой бригады к 26 числу осталось 6 танков, а 29 июля в бригаде числился всего один Т-34. Из 19 М3Ср 13 сгорело, 6 было подбито.

М3Ср на марше, лето 1944 года

К 1 января 1945 года в строю оставалось 118 М3Ср; из них до конца войны 16 штук было потеряно безвозвратно. Из имевшихся к 1 июня в Красной армии 102-х танков данного типа 4 закончили боевой путь в составе частей 1-го Белорусского фронта, 1 — в составе 2-го Белорусского фронта и 4 — на 3-м Белорусском фронте. Другими словами, М3Ср продолжали воевать до конца Великой Отечественной войны. Еще один М3Ср в составе Забайкальского фронта умудрился поучаствовать и в войне против Японии. Не таким уж и плохим танком оказался этот «американец».

До наших дней сохранилась всего одна такая машина. Это тот самый танк, что испытывался в 1942-43 годах. Увидеть его можно в парке «Патриот».

Источник - http://warspot.ru/10554-mnogoyarusnyy-amerikanets

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
chuk011's picture
Submitted by chuk011 on ср, 13/12/2017 - 03:42.

Судя по тому, что на стволе пушки отсутствует противовес, испытывалась машина без стабилизатора основного вооружения. Наверняка проводились у нас испытания и  таких машин - выпуска после января 1942 г, оснащенных стабилизатором ВН, с целью оценки его эффективности, поскольку именно такие машины поступали в войска (для уравновешивания качающейся части орудия на машинах со стабилизатором на ствол пушки М2 с длиной ствола 28,5 клб устанавливался противововес характерного вида, пушка М3 с длиной ствола 37,5 клб применялась без противовеса, оба варианта поставлялись в СССР и хорошо опознаются на фото). К сожалению, отсутствуют также информация об аналогичных испытаниях для танка М4, кроме краткой информации о стабилизаторе в ТОиИЭ - ничего...

iim's picture
Submitted by iim on Tue, 12/12/2017 - 14:46.

Конструкция корпуса испытателям с самого начала не понравилась. Танк получился слишком высоким

Нормальный для своей концепции танк. Да, ко 2-й мировой эта концепция слегка устарела. Не беда, срежьте ему противотанковую и зенитную башенки, получите прекрасную альтернативу СУ-76. А если зенитную все же оставите, получите БТТ концепции "безбашенный танк". Тоже неплохое дело, немцы такие строили в больших количествах.

А вообще странное мнение о М3. Достаточно вспомнить, что в Африке в 1942 г. он проявил себя очень неплохо. И его даже называли «последняя египетская надежда» (британцев). Можно подумать, что Т-34 в 1942 г. были лучше.

blacktiger63's picture
Submitted by blacktiger63 on ср, 13/12/2017 - 04:16.

Прамблема М3 была в авиационном бензе, горел он от любой искры. А так-то - да, неплох.

Почти дошли, сказал Сусанин, и срезал с ветки ананас.

chuk011's picture
Submitted by chuk011 on ср, 13/12/2017 - 04:55.

Дело не в бензине или солярке, а в том, обеспечиватся ли надежная броневая защита. Есть защита - нет пожара, и наоборот. А сказка о танках, горящих "от искры", это просто прикрытие низкого уровня организации эксплуатации. Если топливная система течет, а механик - узбекское чудо класса "шапка разговаривает", то рано или поздно танк сгорит, что наглядно подверждается многолетним опытом Советской армии. Не зря же один из ее полков прозвали "полк летающих башен"...

blacktiger63's picture
Submitted by blacktiger63 on ср, 13/12/2017 - 05:16.

ело не в бензине или солярке, а в том, обеспечиватся ли надежная броневая защита. Есть защита - нет пожара, и наоборот. А сказка о танках, горящих "от искры", это просто прикрытие низкого уровня организации эксплуатации.

​Нет. Подкалиберный сердечник, от сравнительно малокалиберной противотанковой пушки или ружья, может пробить соляровый бак без последствий. С авиационным бензом такие шутки не пройдут.

Мы в детстве баловались перед девчонками, туша бычок в бензобаке "дырчика". И все было хорошо, пока один приятель не залил А92 вместо АИ-76. Бак не взорвался, но фонтан пламени из заливной горловины был метра в полтора высотой, брови спалил начисто.

 то рано или поздно танк сгорит, 

Бензиновые танки более чуствительны к протечкам топлива. У вас не было катера со стационарным бензомотором? Что там написано в инструкции по пуску двигателя?

Почти дошли, сказал Сусанин, и срезал с ветки ананас.

iim's picture
Submitted by iim on ср, 13/12/2017 - 04:32.

Прамблема М3 была в авиационном бензе, горел он от любой искры.

Никакой проблемы в бензиновых двигателях для танков не было. Тот же бензиновый Т-70 горел куда реже, чем дизельный Т-34. Это же касается и немецких бензиновых танков.

blacktiger63's picture
Submitted by blacktiger63 on ср, 13/12/2017 - 05:18.

Тот же бензиновый Т-70 горел куда реже, чем дизельный Т-34.

Вы отрицаете конструктивную схожесть М3 и В1bis? Ведь там разница только в деталях.

Ого! Походу исперд образовался на форуме. Жги дальше.

Почти дошли, сказал Сусанин, и срезал с ветки ананас.

chuk011's picture
Submitted by chuk011 on ср, 13/12/2017 - 04:02.

Да нет там никакой особой "концепции". Чтобы это оценить, надо обратиться к истории "Шермана". Военные с самого начала хотели машину типа М4, но промышленность не смогла "с ходу" освоить башню, а ситуация поджимала. В результате пришлось производить упрощенный "наколеночный" вариант, о котором с первого дня было известно, что он временный, но для "союзного пушечного мяса" пойдет.

И конечно Т-34 выпуска 1942 года - это полуфабрикат танка. И точно также, как и с М3, в момент запуска Т-34 в серию было ясно, что его надо заменять на настоящий танк - но только со временем. В результате у нас "настоящим" танком стал Т-34-85, а у супостатов - М4. Но поскольку у наших реального опыта было больше, то и танк оказался ближе к нашему представлению об оптимуме.

iim's picture
Submitted by iim on ср, 13/12/2017 - 04:15.

Да нет там никакой особой "концепции".

Посмотрите на французские танки. На М2 и пушки стояли лицензионные, французские. Это же "творчески переработанный" французский В1bis.

К копированию американцы прибегли после неудачи с разработкой собственного танка М2. Однобашенного, между прочим.

Т-35 был другой, но концепция та же.

но для "союзного пушечного мяса" пойдет.

1/3 американцы оставили себе.

chuk011's picture
Submitted by chuk011 on ср, 13/12/2017 - 04:28.

Да не должно его, т.е. М3, было быть вообще! Это просто полуфабрикат, оказавшийся в армии США только потому, что освоение производства М4 затянулось. Возможно, французы и имели какую-то "концепцию", но к спонсону М3 это отношения не имеет - просто не было башни, в которую надо было ставить 75-мм пушку, и вынуждены были воткнуть ее куда получалось, отсюда и "трехэтажность". Не стоит под вынужденное техническое решение подводить "глубокомысленную" базу. Такой хренью у нас часто страдают преподаватели ВУЗов - выдумывают обоснования решений, о мотивах принятия которых ничего не знают.

iim's picture
Submitted by iim on ср, 13/12/2017 - 04:46.

а у супостатов - М4

У супостатов Pz.IV и Pz.V. А у союзников (весьма оптимистическое название) как раз М4.

Но поскольку у наших реального опыта было больше, то и танк оказался ближе к нашему представлению об оптимуме.

Все же М4 был получше. Практически по всем показателям, как платформа.

Что касается ТТХ их орудий (возьмем американское 76 мм М1 и советское 85 мм С-53), то оба они, орудия в прошлом зенитные, были весьма неважные в роли пушек танковых. Особенно плохо обстояло дело с осколочностью их ОС, что в общем-то понятно. Впрочем, и 76 мм советских пушек это тоже касается. А я напомню, главным снарядом танкистов был как раз ОС/ОФС, а вовсе не ББС.

У 76 мм М1 в сравнении с С-53 и бронепробиваемость была получше, и стоило оно подешевле, и снаряды были подешевле, и места они занимали меньше. Другими словами, М1 была лучше, чем советские 85 мм пушки почти во всем. Слегка, но как бы везде.

При этом 76 мм М1 была самой плохой танковой пушкой западников в среднем калибре, если не принимать во внимание 75 мм пушки М2 и М3 (она же британская OQF 75 mm).

отсюда и "трехэтажность". Не стоит под вынужденное техническое решение подводить "глубокомысленную" базу.

Вы отрицаете конструктивную схожесть М3 и В1bis? Ведь там разница только в деталях.

chuk011's picture
Submitted by chuk011 on ср, 13/12/2017 - 06:25.

У супостатов Pz.IV и Pz.V. А у союзников (весьма оптимистическое название) как раз М4.

Американцы были врагами всегда, но им выгодно было называть себя "союзниками" ради возможности использовать нас в своих целях. И в этом плане они ничуть не менее супостаты, чем Гитлер. И СССР вел СВОЮ войну, оставаясь в "союзе" со своими врагами, точно также как Япония вела свою, собственную войну, оставаясь в "союзе" с Германией, но исключительно в собственных интересах.

Все же М4 был получше. Практически по всем показателям, как платформа.

И что вы имеете в виду под этим словечком "платформа"? Я понимаю параметры подвижности, защищенности, вооруженности, обитаемости - но только конкретные технические параметры. Но что такое параметры "платформенности"?

Что касается ТТХ их орудий (возьмем американское 76 мм М1 и советское 85 мм С-53), то оба они, орудия в прошлом зенитные, были весьма неважные в роли пушек танковых. Особенно плохо обстояло дело с осколочностью их ОС, что в общем-то понятно. Впрочем, и 76 мм советских пушек это тоже касается. А я напомню, главным снарядом танкистов был как раз ОС/ОФС, а вовсе не ББС.

Опять же, какие именно ТТХ ОРУДИЙ Вас не устраивают - именно орудий, а не снарядов. И по каким конкретно параметрам ЗЕНИТНЫЕ орудия Вам так не понравились? Основные, наиболее эффективные танковые пушки главных воюющих сторон создавались на основе опыта войны (а не на основе неверных довоенных умозаключений) с использованием баллистических решений зенитных пушек - именно на основе наиболее мощной баллистики из уже имевшихся в каждом конкретном калибре, используя в конструкции от собственно зенитных орудий считанные второстепенные детали. Вы нашли лучший вариант, как сохранить высокую баллистику и одновременно повысить эффективность ОФС?  Так поделитесь, если это относится к конструкции ОРУДИЙ, а не боеприпасов к ним. Там, в снарядах, вернее выстрелах,  все отработано - осколочный снаряд или тонкостенный ОФС плюс уменьшенный заряд - и нет проблем. По вкусу - картечь, супостаты до сих пор производят такой выстрел для "Абрама". Что же касается собственно Д-5 и ЗиС-С-53, то выбор между калибрами и баллистикой 3К и 52К для реализации в танковой пушке был сделан осознанно на основе проведенного анализа и вполне себя оправдал.

Вы отрицаете конструктивную схожесть М3 и В1bis? Ведь там разница только в деталях.

Абсолютно не отрицаю. Но Вы уже в третий раз не хотите меня услышать. Техническое решение М3 было вынужденным, а не задумывалось изначально, как верное и нужное. И он мог быть похож на кого угодно - в том числе на В1 - что проще было реализовать, то и применили в этом эрзаце танка. Не можем установить приличную пушку в башню - значит в корпус, не можем поставить по оси корпуса - значит в спонсон, не лезет спонсон в корпус по высоте - поднимем крышу, нет обстрела на левый борт - поставим ублюдочную башенку. Вот и родился М3.

iim's picture
Submitted by iim on ср, 13/12/2017 - 08:03.

Американцы были врагами всегда

Покажите мне друзей. Это реальный мир, каждый сам за себя. И горе проигравшему.

но им выгодно было называть себя "союзниками" ради возможности использовать нас в своих целях.

Это вообще их стиль. В Азии для этих же целей они использовали китайцев, в Африке, эфиопов.

Надо сказать, весьма выгодный стиль. Но не все могут его себе позволить.

И в этом плане они ничуть не менее супостаты, чем Гитлер.

Думаете было бы лучше, если бы СССР капитулировал в 1941 г? Или, самое позднее, в 1942 г?

И СССР вел СВОЮ войну, оставаясь в "союзе" со своими врагами

Свою войну СССР вел до момента подписания Атлантической хартии и прочих "бумажек". После этого он принял на себя определенные обязательства и война для него перестала быть "своей". А стала общей, т.е. 2-й Мировой.

точно также как Япония вела свою, собственную войну, оставаясь в "союзе" с Германией, но исключительно в собственных интересах.

Далеко не точно так же. Вообще ничего общего.

И что вы имеете в виду под этим словечком "платформа"?

Все, что ниже башни.

какие именно ТТХ ОРУДИЙ Вас не устраивают - именно орудий, а не снарядов.

Орудий без снарядов не бывает. Это единый комплекс.

Основные, наиболее эффективные танковые пушки главных воюющих сторон создавались на основе опыта войны (а не на основе неверных довоенных умозаключений) с использованием баллистических решений зенитных пушек - именно на основе наиболее мощной баллистики из уже имевшихся в каждом конкретном калибре, используя в конструкции от собственно зенитных орудий считанные второстепенные детали.

На самом деле это не так. Я могу припомнить только лишь 3 танковые пушки, сделанные на основе пушек зенитных. Это не очень удачные советские 85 мм танковые пушки и 76 мм американские танковые пушки. Вполне ничего себе была только лишь немецкая 88 мм KwK.36. Но "ничего себе", это вовсе не значит, что это была хорошая танковая пушка.

Хорошие танковые пушки времен войны назывались KwK.40, KwK.42, KwK.43 и в какой-то степени OQF 77 mm HV. Вот это действительно были хорошие танковые пушки. И сделаны они были не на основе зенитных. Насчет 90 мм М3 есть определенные вопросы.

Вы нашли лучший вариант, как сохранить высокую баллистику и одновременно повысить эффективность ОФС?

Я, нет. Но немцы и в меньшей степени британцы такую возможность во время 2 МВ нашли. Они просто делали пушки с нуля, не переделывая их из зенитных. И добились в этом весьма ощутимых успехов. В отличие от тех, кто шел "простым путем".

Там, в снарядах, вернее выстрелах,

В артпатронах. Выстрел, это когда ствол не нарезной.

Что же касается собственно Д-5 и ЗиС-С-53, то выбор между калибрами и баллистикой 3К и 52К для реализации в танковой пушке был сделан осознанно на основе проведенного анализа и вполне себя оправдал.

Это очень и очень непростой вопрос. Реально, просто тема отдельного исследования. Вот кратко:

С одной стороны 85 мм ББС при любых раскладах имел лучшую бронепробиваемость, чем 76 мм снаряд 51-К. Не намного, но все же.

С другой стороны 76 мм ОФС на "зенитных" гильзах можно было бы комплектовать серийными снарядами ОФ-350 от "дивизионных" артпатронов. А их осколочность была лучше, чем осколочность 85 мм О-365К.

Но по факту это новый артпатрон, хотя и состоящий из серийных деталей. Кроме этого, для достижения нормальной бронепробиваемости пришлось бы делать новый, тяжелый ББС. Потому что со старым (БР-350А и Б) нельзя было бы делать длинный ствол. А все вместе это давало бы уменьшение бронепробиваемости. И такая пушка в 1943-44 гг. уже не годилась бы.

Если короче, то линию таких 76 мм пушек надо было плавно развивать начиная сразу после начала войны. И тогда с подобной артиллерией в РККА все могло бы быть неплохо. А потреяв время и прокопавшись в 1941-42 гг. с М-42 и ЗИС-3 (Ф-34, ЗИС-5), в 1943 г. и далее уже просто пытались вывернуться из создавшегося положения с наименьшими потерями. Поэтому хороших решений там быть уже не могло. ЗИС-2 обр. 1943 г. и Д-5/С-53, это явно решения не очень удачные. Вынужденные.

Но Вы уже в третий раз не хотите меня услышать. Техническое решение М3 было вынужденным, а не задумывалось изначально, как верное и нужное.

Может быть и так. Но можно вспомнить, что и Т-34 тоже был временным решением. Что же, нам его сбросить со счетов тоже?

chuk011's picture
Submitted by chuk011 on Thu, 14/12/2017 - 05:27.

Думаете было бы лучше, если бы СССР капитулировал в 1941 г? Или, самое позднее, в 1942 г?

Вот это стиль! Я в восхищении - так извратить чужие мысли, Гебельс отдыхает.

Свою войну СССР вел до момента подписания Атлантической хартии и прочих "бумажек". После этого он принял на себя определенные обязательства и война для него перестала быть "своей". А стала общей, т.е. 2-й Мировой.

После этого не война стала общей, а определилась цена, которую СССР вынужден был заплатить этим гадам, в том числе кровью. А про Японию - сравните то, что от нее хотел Гитлер, и что японцы делали в реальности.

Орудий без снарядов не бывает. Это единый комплекс.

Мысль здравая, только претензии у Вас к ОРУДИЯМ. И Вы так и не сказали, чем же собственно использование зенитной баллистики Вам так не нравится.

В артпатронах. Выстрел, это когда ствол не нарезной.

Это открытие! ГОСТы серии "Термины и определения" изучите.

Хорошие танковые пушки времен войны назывались KwK.40, KwK.42, KwK.43 и в какой-то степени OQF 77 mm HV. Вот это действительно были хорошие танковые пушки. И сделаны они были не на основе зенитных. Насчет 90 мм М3 есть определенные вопросы.

Полет фантазии. Во-первых, KwK.43, как и PaK43 создана на основе баллистики 88-мм зенитной пушки FlaK 41. Как и в дальнейшем при создании 128-мм танковой пушки, использовалась зенитная баллистика FlaK40. Конечно, Вы можете сказать, что 128-мм не устанавливались на танки, а только на истребители танков. Однако KwK44 была разработана, но на танк уже не хватило времени (а затем этот флаг, выпавший из вражеских лапок, был подхвачен нашими конструкторами при разработке 130-мм танковых пушек). Во-вторых, KwK.40, KwK.42 не имеют аналогов в зенитной артиллерии не потому, что немцы очень уж хотели создать нечто "с нуля", а потому, что еще в начале 1930 годов признали калибр 75 мм недостаточным для "средней" неавтоматической зенитной артиллерии, и свернули соответствующие работы, одновременно продав нам лицензию на 3-К. Более того, их баллистика или примерно соответствует (KwK.40), или мощнее (KwK.42), чем у зенитной 3-К, только у нас об этом не часто задумываются (3-К - масса снаряда 6,5 кг, масса заряда 1,82 кг,  начальная скорость 813 м/с, KwK.40 - 6,8 кг/2,43 кг/792 м/с, KwK.42 - 7,2 кг/4,09 кг/925 м/с).

Кроме этого, для достижения нормальной бронепробиваемости пришлось бы делать новый, тяжелый ББС. Потому что со старым (БР-350А и Б) нельзя было бы делать длинный ствол. 

Что значит "нельзя было бы делать длинный ствол"?  Почему? Чем Вам не угодил БР-361? И какой ствол надо считать "длинным" - как у Ф-22 - 50 клб, или 3-К - 59 клб, или KwK.40 - 43 клб или KwK.42 - 70 клб?

Если короче, то линию таких 76 мм пушек надо было плавно развивать начиная сразу после начала войны. И тогда с подобной артиллерией в РККА все могло бы быть неплохо. А потреяв время и прокопавшись в 1941-42 гг. с М-42 и ЗИС-3 (Ф-34, ЗИС-5), в 1943 г. и далее уже просто пытались вывернуться из создавшегося положения с наименьшими потерями. Поэтому хороших решений там быть уже не могло. ЗИС-2 обр. 1943 г. и Д-5/С-53, это явно решения не очень удачные. Вынужденные.

Рекомендую изучить историю ЗиС-3, как она отражена в постановлениях ГКО, а не в фантазиях наших "популизаторов" и вранье ее разработчика. И Вы увидите, что с осени 1941 года что-либо плавно развивать было уже невозможно. То же самое относится и к М-42 - это не "прокопаться", это ничего другого завод не мог делать без снижения объема производства. То же самое относится к ЗиС-5, заданной в разработку с зенитной баллистикой 3-К, и по жизни плавно перетекшей в 1902/30. Это хорошо, что Вы наконец начинаете признавать, что решения бывают Вынужденные. А первое требование к разработчику времен войны, с которым он вынужден считаться - быстрое достижение или безусловное сохранение объема выпуска изделий.

Может быть и так. Но можно вспомнить, что и Т-34 тоже был временным решением. Что же, нам его сбросить со счетов тоже?

Так и я говорю, Т-34 образца 1939 года - это такой же эрзац-недоделка, как и М3. И зачем собственно его сбрасывать? Его недостатки имели место быть и оплачены большой кровью, однако полученный опыт позволил довести машину и создать оптимальный средний танк - Т-34-85. 

Вадим Петров's picture
Submitted by Вадим Петров on Tue, 12/12/2017 - 15:10.

iim пишет:

Нормальный для своей концепции танк. Да, ко 2-й мировой эта концепция слегка устарела. Не беда, срежьте ему противотанковую и зенитную башенки, получите прекрасную альтернативу СУ-76. ...

Так в этом все дело! Танк на самом деле не совсем танк, а скорее САУ поддержки. Его надо было в качестве танка непосредственной поддержки пехоты поставлять в отдельные танковые батальоны и придавать стрелковым дивизиям, а не пихать его в танковые бригады.

Если вы  заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться! (Марк Твен)

iim's picture
Submitted by iim on Tue, 12/12/2017 - 15:42.

не совсем танк, а скорее САУ поддержки

Совеская САУ поддержки танков в 1942 г. называлась СУ-122. Пехоте БТТ тогда не полагалась и вовсе.

Его надо было в качестве танка непосредственной поддержки пехоты поставлять в отдельные танковые батальоны и придавать стрелковым дивизиям, а не пихать его в танковые бригады.

Как ни крути, а всё лучше, чем Т-60. Эти видимо нравились. А М3, не нравился. Как будто был большой выбор.

К тому же те, которые были с пушкой М3 были куда круче Т-34 с Ф-34. Во всех отношениях.

NF's picture
Submitted by NF on Tue, 12/12/2017 - 08:59.

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.